Дембельский альбом

Чем запомнилась военная служба известным харьковчанам, «Комсомолка» выясняла к 23 февраля

Александр Нечипоренко, начальник управления облгосадминистрации по взаимодействию с правоохранительными органами, оборонной и мобилизационной работы

- Я начал служить в 1976 году, когда поступил на первый курс Харьковского высшего командного инженерного училища им. Крылова. Разгар «холодной войны», так что в 1981-м нас выпускалось полторы тысячи человек! Сейчас ни один вуз не может похвалиться таким количеством выпускников, тем более военный. Понятно, какое у нас было боевое настроение, - вспоминает кадровый военный Александр Нечипоренко (в Вооруженных силах он отслужил около 18 лет, не считая училища).

- С армейским распределением мне очень повезло. Служил в Красноярском крае, очень красивые места. Кстати, когда я только прибыл на место, как раз шли съемки фильма «Не ставьте Лешему капканы». И потом киношники не раз к нам приезжали.

За годы службы случалось немало курьезов.

- На границе с Хакасией, где мы служили, весной часто дули ветры, которые разгонялись буквально с нуля до 40 метров в секунду (их называли хакасами). Устоять на ногах было очень трудно. Так вот как-то я поручил солдату отнести лист пластика, два на три с половиной метра. Солдат с пластиком в руках вышел на этот ветер… В общем, его пришлось ловить на машине, - смеется Александр Нечипоренко. – Но были и печальные случаи. Однажды мы с товарищами расположились на отдых под деревом. Ребята стали готовить обед, а я пошел собирать черемшу вдоль ручья. И только отошел, как в то место, где я сидел, ударила молния и убила моего друга…

Нечипоренко попал в тот самый полк, который в 1987 году произвел последний в СССР запуск тяжелых стратегических ракет СС 18 (так называемая «Сатана»).

- Я командовал расчетом, который проводил этот запуск. Между прочим, это был первый мой публичный опыт – пресса, телевидение, нас без конца фотографировали тогда, - признается бывший военный. - За тот запуск я получил первую свою боевую награду.

В 1994 году Нечипоренко вернулся в Харьков и уже в украинских войсках с должности старшего лейтенанта повторно сделал карьеру. На пенсию ушел в 37 лет.

- Армия сокращалась, ракетные войска больше были не нужны, и я не мог смотреть, как при мне умирает слава училища. Курсанты изучали уже «бабушек» тех ракет, которые запускали мы, - грустно резюмирует собеседник.

Михаил Добкин, городской голова

Мэр служил в 1988 – 1990 году в войсках ПВО. О времени, проведенном в рядах Советской Армии, вспоминает с юмором:

- Помню, что во время службы у нас всех было две проблемы: поесть и поспать. Как раз с этим связан один смешной случай. Как-то накануне того дня, когда мне нужно было заступать в караул, к нам в часть приехала мама одного из моих друзей. Разумеется, привезла много еды, и мы до ночи ели. Когда до караула осталось каких-нибудь полчаса, я решил, что нужно хоть немного поспать. Ребят через некоторое время тоже, как потом выяснилось, сморил сон. Место службы у нас было под землей, а еда осталась наверху. Там было два выхода: одним пользовались постоянно, второй - аварийный. Я расстелил бушлат возле аварийного выхода и прилег, привязав к руке автомат. Уснул. И мне снится какой-то совершенно безумный сон: вроде бы вокруг бегает какой-то черт и цокает копытами, а я его пытаюсь поймать. Внезапно просыпаюсь оттого, что этот «черт» через меня перепрыгивает с громким цоканьем и бежит к выходу.

Я, естественно, спросонья вскакиваю и бегу за ним. На улице еще темно, ничего не видно – только силуэт. В общем, я долго за ним гонялся, хорошо еще, что из автомата не решил стрелять! В итоге выяснилось вот что. Мой друг Рома, который очень любил покушать, среди ночи решил прокрасться за шматом сала. Он думал, что я стою на посту на главном входе, и если он будет проходить мимо, могу сказать, к примеру: «Стой, кто идет!» Поэтому решил пробираться через черный ход. Сапоги у него были армейские – подкованные железом, а ступени у черного хода бетонные, поэтому цоканье было страшное…

 

Юрий Янко, директор и главный дирижер Харьковской филармонии

 

Юрий Янко оттрубил в армии полтора года – с 1985 по 1987. Влился в ряды Советской Армии он не в 18, а в 24 года. За плечами уже была консерватория. Призывался музыкант в Харькове, здесь же проходил учебку в батальоне милиции. Здесь научился держать оружие в руках, стрелять и ползать по-пластунски.

Армейский быт рядовому Янко был не в тягость: много лет он проучился в музыкальном интернате, где приходилось все делать самому.

- Как и все, носил кирзовые сапоги, чистил картошку, снег убирал, воротнички пришивал, - вспоминает армейские годы директор филармонии.

После полутора месяцев учебки рядового Янко забрали в Киевский полк внутренних войск, где в военном ансамбле песни и пляски Управления МВД СССР продолжилась его музыкальная карьера.

С суровой дедовщиной в армейской жизни Юрию Владимировичу столкнуться не пришлось: как раз в это время вышел закон о борьбе с неуставными отношениями в армии. Правда, еще в учебке сержант заставлял салаг (в том числе и Янко) отжиматься на снегу, но потом попал за это на губу (гауптвахту – Ред.).

Служить в армии, считает директор филармонии, должен каждый мужчина. Юрий Владимирович хотел бы, чтобы и сын его прошел подготовку в Вооруженных силах. Но, конечно, без перегибов. Таких, какие были в его время.

- Помню, нас заставляли ровнять полосочки на одеяле, когда мы заправляли кровати, - рассказывает руководитель филармонии. – Старший по званию натягивал через всю казарму нитку, по которой проверял, ровно ли лежат одеяла. А в остальном армия учит дисциплине, самостоятельности и в какой-то мере терпению.

После полутора лет службы в армии Юрий Янко так и остался рядовым.

Зураб Аласания, генеральный директор областного телевидения:

- Я служил в ракетных войсках - в Краснознаменном Закавказском военном округе. Начинал в учебке в 1983 году. Ротой командовал молодой лейтенант, тогда еще свято веривший, что сможет побороть дембелей. Всему полку было известно, что каждый вечер после отбоя дембеля собираются в каптерке и ужинают. Поскольку жареная картошка и чача в армейский рацион не входили, лейтенант решил пресечь это позорное явление на корню. А для того, чтобы застать их врасплох, в расположение роты летеха решил пробраться... на четвереньках. Дневальный «на тумбочке», увидев такое дело, вмиг принял сходную позу (встал на колени – Авт.) и лихо откозыряв, доложил по всей форме... Этот салага больше никогда не получал нарядов вне очереди, а другой салага - лейтенант - через месяц перевелся в другую часть.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии Одесса программист баз данныхпогода в вінниці на місяцьDominic Monaghan