Наталья АМИРХАНЯН (5 марта 2009)
Можно ли остаться женщиной за решеткой

Можно ли остаться женщиной за решеткой

Основная форма одежды - серые халаты и синие куртки

Здесь встают по звонку в 5.30, ходят на завтрак и обед по расписанию, два раза в день строятся на плацу - для проверки. Основная форма одежды - серые халаты и синие куртки. Под ними - свитерки и юбки-брюки темных расцветок. А в остальном жизнь как жизнь, уверяют заключенные. Они смотрят сериалы, читают глянцевые журналы и дамские романы и мечтают о простом женском счастье.

 Из косметики - помада и тушь

 Доступ к парикмахеру в колонии практически неограниченный - меняй прически хоть каждый день. Косметику (помаду и тушь - это дозволенный минимум) привозят родственники. Красить ногти и волосы здесь не положено. Парикмахер Алла - из заключенных. На воле она работала в салоне красоты, сейчас делает стрижки и укладки в банно-прачечном комбинате Качановки. По ее словам, из всего местного населения за собой не следят единицы. Все остальные хотят выглядеть хорошо. Изощряться в одежде нет возможности. Косметика и уход за волосами для заключенных - хоть какая-то отрада.

- Конечно, это же женщины! Им хочется быть красивыми! Они говорят об этом! Подкрашивают губы, глаза - особенно молодые девочки. Смотрят, как мы одеты, делают нам комплименты, - рассказывает мастер производственного обучения колонии Галина Тарасенко. - Спрашивают название духов. Но поверьте мне, для многих из них – это курорт. Они на свободе так не живут. Многие не имели работы на свободе и не спали в чистой постели.

У кого не было на воле профессии, за тюремными засовами получают ее. На территории Качановки - свои школа и ПТУ. Преподаватели швейного дела говорят, что ученицы из заключенных получаются замечательные. Некоторые в свободное время рукодельничают - в кружках мягкой игрушки и вышивания.

- На свободе молодежь попробуй чему научить, а эти стараются, все делают добросовестно, - говорит Галина Тарасенко. - Они получают свидетельства швеи, получают разряд. Кто хорошо шьет – третий-четвертый.

 «Хочется цветов, но о них даже не мечтаю»

 Из 750 заключенных Качановской колонии почти 200 сидят за убийство. Наташа из Полтавы - одна из них. Молодая, красивая, почти еще девочка с грустными глазами. За ее плечами уже 6 лет колонии.

- Поступок был спонтанный, - почти шепотом рассказывает девушка. - Сейчас я уже повзрослела здесь. Думаю, этого бы не произошло, если бы не молодость и плохая компания.

В колонии она научилась делать мягкие игрушки. Покупных зайцев и слонов в кружке распарывают, делают лекала и шьют своих зверей - ярких и пушистых.

- Вам не надоедает однообразие в одежде? Может, чего-то не хватает? - спрашиваю у Наташи.

- К одежде такой привыкла, понимаю, что это необходимость. К сладостям и мороженому я равнодушна, мы можем все купить себе в магазине. Хотелось бы, чтобы цветы подарили, но это невозможно, поэтому даже не думаю об этом, - признается девушка.

Некоторым женщинам повезло больше. Мужья и дети привозят им букеты на дни рождения.

- Они потом еще долго хранят засохшие цветы, просят разрешить не выбрасывать, - говорит заместитель начальника Качановской исправительной колонии № 54 Оксана Кошлыч.

 Отделение бабушек

 Тамара Леонидовна -  из «отделения бабушек», так в Качановке называют отряд пенсионерок. Она не скрывает приподнятого настроения,   готовится к условно-досрочному освобождению. В марте покинет колонию. Дома в Харькове ее ждут сын, невестка, внук и собака Рита. На свободе у женщины было полиграфическое предприятие, а в зоне она занималась секретарской работой. Писала письма и заявления за тех, кто не обучен грамоте. До свободы осталось всего ничего, но на жизнь в неволе она тоже не жалуется.

- Я не могу сказать, что здесь настолько строгий режим, ничего невыполнимого нет для человека, привыкшего к самодисциплине. Все достаточно спокойно воспринимается, - признается она. - Меня осудили по статье «Уклонение от уплаты налогов». Два года после освобождения я не могу занимать руководящих должностей. Но я думаю, если Богу будет угодно, если найду свою нишу, хотела бы поработать.

 «Сижу за мужа»

 Соседке Тамары Леонидовны по отделению, сероглазой бабушке Валентине, отбывать наказание до 2013 года. На вопрос, сколько ей лет, не задумываясь, отвечает: «Тридцать три». После секундной паузы звонко хохочет.

- Ой, Боже! 63 года. Сюда попала два года назад. Сижу за мужа. Прожили 41 год с ним, жили прекрасно, с Севера переехали в Сумскую область и… Как говорится, сдурели. Была бы я сдержанная, не случилось бы ничего. Просто надо собой владеть, - опускает глаза женщина. - Я 36 лет проработала токарем-фрезеровщиком. И муж всю жизнь на одной работе. Были благодарности. В советские годы была депутатом городского совета в Сумах… Вот, докатилась до такой жизни.

«До такой жизни» довела пьянка, признается Валентина. Как-то муж вернулся пьяный, стал ругаться на чем свет стоит. Она молча взяла маленький кухонный нож и ударила мужа в сердце.

- Утром встала, позвала соседку. Мы его переодели. Потом пошла в колхоз, заказала гроб. Когда вернулась домой, там уже милиция была. За умышленное убийство дали семь лет, - продолжает свой рассказ пожилая женщина.

Книги, телевизор, домино, воспоминания - скучать бабушкам некогда. У них почти по-домашнему уютно в комнате для отдыха. На стеллажах - книжки, а на одной из кроватей спит здоровенный рыжий кот, всеобщий любимец.

- Администрация боролась с нашим котом, но уже давно махнула на него рукой. Рыжик такой умный, общительный и чувствует себя полным хозяином. Если ему захотелось лечь на чью-то кровать, лучше не сопротивляться. Иногда он уходит на несколько дней, максимально пропадал на четыре дня. Представляете, он проходит через все эти мыслимые и немыслимые кордоны, но все равно потом возвращается к нам, - удивляется Тамара Леонидовна.

 Кстати

 В рейтинге чтива на первом месте - детективы

 Руководство колонии в меру возможности старается просвещать своих подопечных. На днях здесь открылась выставка харьковской художницы Надежды Мироненко «Любовь в стране Эльфов». Из культурного досуга всем доступно чтение. Библиотекарь из осужденных, Татьяна (на свободе она работала заведующей книгохранилищем), старается развивать вкусы колонисток. На полках - Овидий, Гораций, Гомер, но женщины их игнорируют. Самые потрепанные книги в тюремной библиотеке даже не женские романы - детективы.

- Особенно они любят Чейза. Детективы все время приходится подклеивать. Но, вы знаете, люди, которые на свободе ничего не читали, здесь с удовольствием это делают. Поначалу приходили с просьбой; «Дайте книгу, где побольше крови». А я подсовывала Стельмаха. Сейчас у меня 700 читателей. По 30 - 40 человек приходит каждый день. Булгакова читают хорошо, Иванова «Вечный зов», Шишкова «Угрюм-реку». Из зарубежной литературы читают Дюма, Ремарка, некоторые даже Гете.

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 137

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии специалиста it безопасности Одессапогода КамышинМайкл Шэнкс