Ксения Щитова (22 июля 2009)
Харьковские женщины: Скульпторы лепили их с дам сердца заказчиков?

Харьковские женщины: Скульпторы лепили их с дам сердца заказчиков?

Комментарии: 2

Наяда – любовница бельгийского фабриканта?

 Самая, пожалуй, известная городская легенда касается фигур, украшающих здание напротив памятника Тарасу Шевченко. Четыре белые статуи на доме по ул. Сумской,  44 очень яркие и заметные на фоне неба. Наверное, поэтому богатая народная фантазия не дает им спокойно стоять на крыше. Говорят, что одна из фигур слеплена с... жены архитектора Бекетова. Специалисты такую историю живо развенчивают.

- Автор здания напротив памятника Тарасу Шевченко – Юлий Цауне. У него очень много зданий в Харькове, - рассказывает Владимир Кодин, профессор Харьковской национальной академии городского хозяйства. - Он работал в двух направлениях. Это неоготика (например,  два жилых дома в переулке Демченко) и неоренессанс - брал формы эпохи Возрождения и адаптировал к архитектуре начала ХХ века. На здании напротив памятника Шевченко поставлены копии известных античных скульптур.

Еще одно разочарование для любителей городских легенд – развенчанная история о головках наяд в здании на Краснооктябрьской, 26, якобы слепленных с любовницы бельгийского подданного, который владел заводом по производству металлических пробивных изделий на улице Конторской.

- К сожалению, все подобные истории – это только легенды, - уверяет Владимир Алексеевич.

Не рабочие и не колхозницы

 Владимир Кодин опровергает еще одно расхожее мнение – дескать, скульптуры на здании Дворца труда – советские рабочие и колхозницы. Бывший доходный дом Всероссийского страхового общества «Россия», безусловно, к советской тематике никакого отношения не имеет.

- Дело в том, что в период начала ХХ века уже была популярна рабочая тема. Труд уже тогда  шел во главе, без излишней вычурности, - объясняет Кодин.

Не колхозницы со снопом колосков и блюдом фруктов, а сама богиня Деметра с дочерью Персефоной украшают бекетовское здание на площади Конституции (исторически здесь располагалось представительство Земельного банка, а сейчас тут находится автотранспортный техникум).

- Эти скульптуры были задуманы еще архитектором Бекетовым, но в свое время не были установлены. Их поставили только несколько лет назад. Они, конечно, немного грубоваты. Если бы тогда сделали, они были бы более изящными, но тем не менее это скульптуры-аллегории, сделанные специально для Земельного банка (богиня земледелия и ее дочь). Такие прямые аллегории были традиционными для того времени, - говорит профессор ХНАГХ.

Кстати

Здесь могли быть дамы

 В процессе постоянной перестройки город приобретал и терял женские образы. Самые известные утраченные или так и не появившиеся дамы:

- «Замурованные» в толщу стен Дома ученых кариатиды. Когда Алексей Николаевич Бекетов в 1892 году построил себе жилой дом (нынешний Дом ученых), он сделал открытую лоджию с точной копией портика кариатид (наиболее известные кариатиды античного времени - в портике Эрехтейона (афинский Акрополь – Авт.). Но, к сожалению, во время войны, когда здание после некоторых разрушений реконструировали, эти кариатиды просто были заложены кирпичом и оказались в толще стены, - рассказывает Владимир Кодин. - Есть надежда, что когда-нибудь их освободят. Правда, когда 20 лет назад делали реставрацию и предлагали размуровать кариантид, Дом ученых не захотел терять помещение, где сейчас находится библиотека.

- Скульптуры, пропавшие со здания театра им. Шевченко (см. «Подробности»).

- Музы, которые так и не появились на здании ХАТОБа.

- На оперном театре должны были быть кованные музы, но до них руки не дошли, – говорит Кодин.

А вот фигуры муз на здании театра им. Пушкина – творение современное. До пожара дам над входом в театр не было.

- Это здание вообще было построено как театр революции и было просто кирпичным, после войны на нем установлен барельеф Пушкина, - объясняет специалист.

Подробности

 Женские лики в харьковской архитектуре начали появляться в ХIХ веке. Все началось с маскаронов (от франц. mascaron, а итал. mascherone - большая маска) - головок, которые украшали обрамление окон – сандрики.

- С этого заполнения сандриков в общем-то и началась традиция скульптуры в Харькове как таковой, - объясняет профессор Кодин. - Поскольку население города до начала XIX столетия насчитывало 7 - 12 тысяч человек, строительство было одиночным и условий для работы профессиональных скульпторов не было. Самые первые женские головки в виде маскаронов появились на домах в период позднего классицизма – так называемого ампира, в 1830 – 40 годы. Они сохранились, например, на доме на углу улиц Полтавский Шлях и Дмитриевской – головки, правда, забеленные, плохо видны.

Первые круглые скульптуры, отдельно стоящие в нишах, не сохранились. Они находились на здании нынешнего театра им. Шевченко.

- Во время реконструкции здания в 1869 году архитектор Болеслав Михайловский поместил в ниши женские скульптуры, а также женские фигуры завершали вновь возведенные купола, - говорит Владимир Алексеевич. - Уже в 80 - 90 годы ХIХ века, когда строительство расширилось, стали появляться отдельные намеки – в основном в виде женских головок. Наиболее распространенными, популярными стали головки Наяд - оплетенные водорослями. Они украшают массу зданий. Самая интересная из них, я считаю, на здании бывшего Дома чая (на углу ул. Мироносицкой и переулка Каразина).

Скульптуры в основном относятся уже к началу ХХ столетия, когда в городе возникла мощная архитектурная школа, а также появился заказчик нового типа в виде профессуры, капиталистов, уже второго поколения образованных купцов. Очень интересные скульптуры были у архитектора Виктора Эстровича (они чаще всего повторяют какие-то столичные образцы). Например, их можно увидеть на Сумской, 84. В здании на Сумской, 1 располагался Северный банк. Для него петербургский архитектор Мунц заказал известнейшему петербургскому скульптору Матвееву две скульптуры – мужскую и женскую. Так что это оригинальные скульптуры, выполненные именно для этого здания.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт