Харьковские памятники: Каразина четырежды переселяли, Пушкина взрывали, Шевченко увезли в столицу

Шару поливают пивом, с яйцом фотографируются

 Изучать историю города можно не только по учебникам или зданиям, но и по скульптурам, которые украшают его улицы. За последние 10 лет Харьков изрядно оброс новыми памятниками: прибывающие поезда на Южном вокзале встречает отец Федор, гордо несущий свой чайник. В центре города прохожие не проходят мимо скульптуры Эллочке-Людоедке, нежно сжимающей ситечко для чая, и Остапа Бендера, вальяжно сидящего на скамье. В студгородке Харьковского авиационного университета во время сессий протоптали дорожку к богине студенческой халявы Шаре, у подножия которой можно прочесть: «Шара всем даром, и пусть никто не уйдет обиженным». По словам студентки ХАИ Светланы Тищенко, перед экзаменом некоторые даже поливают Шару пивом и торжественно обсыпают чипсами - задабривают богиню.

Гигантскому яйцу, что на проспекте Ленина, подношений не оставляют, зато желающих сфотографироваться в обнимку – хоть отбавляй. А вот скульптуру швейной машинки, которая стоит на улице Данилевского, графитчики-вандалы не пожалели и изрисовали. Там же, на Данилевского, есть полутораметровые уши из песчаника. Две каменных раковины, причем обе правые, переехали во двор жилого дома из парка Горького.

- В 1991 году был в Харькове был симпозиум скульпторов, последний всесоюзный. Приехало 20 авторов, и каждый создал какую-то работу. Москвич из песчаника создал садово-парковую скульптуру «Уши». После съезда много стояло работ в парке Горького за зданием кинотеатра, но многие вандалы разгромили – только куски валяются. А вот «Уши» и еще несколько работ наш коллега перевез в центр, - рассказал «Комсомолке» скульптор Александр Ридный.

И уж совершенно невозможно проехать мимо «петровичей» - гаишников. Целая шеренга пузатых стражей порядка с жезлом выстроилась возле Московского районного отделения милиции на улице Халтурина. Скульптуры создал Сейфаддин Гурбанов. Но судьба у дядек с полосатыми палочками оказалась непростой. Установленные в 2001 году, они простояли всего три года - неизвестный похитил всех «Петровичей». Снова пузатые гаишники стали патрулировать город только в этом году.

 Бронзовый поэт пережил покушение

 Немало в Харькове и памятников со сложной судьбой. Скульптура основателю императорского университета Василию Каразину четыре раза за сто лет переезжала с места на место, пока в 2004 году не обосновалась наконец у центрального входа в вуз. Первый памятник из бронзы в полный рост появился в нашем городе на 100-летний юбилей университета, в 1904 году, а спроектировал его петербуржец Андриалетти. Установили скульптуру в императорском саду, сегодня на ее месте – памятник Шевченко. Спустя тридцать лет бронзовый Каразин поменял прописку: его перевезли к старому зданию университета. Позже скульптура переехала на задний двор у нового здания и лишь в 2004 году оказалась у парадного входа в университет. Примечательно, но во время путешествий по Харькову бронзовый основатель университета не пострадал. Металл лишь окислился и покрылся благородной зеленой патинкой, отчего прохожие думают, что Каразина залили краской.

В один год со скульптурой основателя университета Харьков украсил бюст Александру Пушкину. Его планировали установить к столетию великого поэта в 1899 году, и даже улицу из Немецкой в Пушкинскую переименовали. Но бронзовый бюст Пушкина появился в Харькове только через пять лет: на его изготовление в городской казне попросту не хватало денег.

И вот спустя пять месяцев после торжественной презентации скульптуры (это произошло 26 мая – юбилей отмечали по старому стилю), в ночь на 31 октября 1904 года рядом с памятником прогремел взрыв. Великий поэт покушение пережил, откололась лишь часть постамента. А вот в домах, которые примыкали к площади Поэзии, взрывная волна вынесла стекла - более 100 окон пришлось остеклять наново.

Досталось за 100-летнюю биографию и бюсту Николая Гоголя, который по-соседски делит площадь Поэзии с Пушкиным. Скульптура автора «Вия» и «Мертвых душ» появилась в Харькове в 1909 году и стойко пережила не только революцию и бомбежки, но и совковые методы ухода за памятниками – во времена Союза бронзовые скульптуры зачем-то обильно заливали масляной краской. В этом году бюсты литераторов реставрировали, и оказалось, что во время Великой отечественной Гоголю пробили кисть и плечо – то ли пулями, то ли осколками. Довелось 20 назад бронзовой скульптуре пережить и нападение вандалов, сообщил главный зодчий Харькова Сергей Чечельницкий. Варвары буквально выдрали из бюста элементы украшения, которые, опираясь на старинные фото, восстановили во время реставрации. А вот военные раны Гоголю залечить не стали.

 Блакитный исчез за одну ночь

 Памятник известному украинскому поэту и политическому деятелю Эллану Блакитному появился в нашем городе в 1926 году, через несколько месяцев после смерти литератора. Правда простояла скульптура – огромная, во весь рост - на площади Блакитной, переименованной в память о поэте (сегодня это так называемые Пять углов: пересечение улиц Артема, Мироносицкой и Гиршмана) всего несколько лет. Когда в 30-ых годах прошлого века начались массовые репрессии против украинской интеллигенции, скульптуру Блакитного убрали буквально за одну ночь, вспоминает в своих мемуарах харьковский писатель Юрий Смолич. Так вначале скульптура, а потом и могила поэта, потерялись.

Довелось попушествовать и первому в Украине памятнику Тарасу Шевченко. Бюст из мрамора, вопреки тому, что императорская Россия не одобряла скульптуру опального поэта, стоял до революции в усадьбе меценатки Христины Алчевской – сегодня это Дворец культуры милиции. Хоть власти и смотрели косо на памятник Шевченко, а поделать ничего не могли – он обосновался в частном имении. Спустя годы мраморный Кобзарь и вовсе переехал на постоянное место жительства в Киев. Теперь его можно увидеть в музее Шевченко.

 Мнение скульптора

 Меньше фанфар – больше человечности

 Харьков, обросший юмористическими и нестандартными скульптурами, стал более человечным, считает Александр Ридный.

- Меньше пафоса в памятниках, не открывают теперь с фанфарами героям войны, как это было раньше. И если ставят скульптуру, то даже не писателям, а литературным героям, как на Петровского. Эллочка очень неплоха, правда, в одном месте их напихали, но ведь это, как я понимаю, желание заказчика, - рассуждает скульптор.



загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт