Харьковчанка Елена Хлесткова 35 лет помогает ловить преступников, исследуя комочки земли

Потомственный почвовед

- В Харькове я сейчас одна делаю экспертизу почвы, - скромно говорит Елена Хлесткова.

Еще несколько лет назад эта женщина была единственным специалистом МВД по грунтам в Украине. Сегодня, кроме Харькова, умеют анализировать почву во Львове и Одессе, но все без исключения украинские эксперты стажировались у нашей землячки.

Елена Хлесткова - потомственный почвовед: ее мать преподавала эту науку в сельскохозяйственном институте, а отец и вовсе был известным на весь союз профессором почвоведения. Елена Алексеевна закончила сельхозвуз, потом пять лет изучала грунт в лесном институте. Когда в институте судебных экспертиз им. Бокариуса надумали проводить почвоведческую экспертизу, Хлесткова стала первым и на долгие годы единственным экспертом в этом вопросе.

- Родители и их коллеги мне очень помогли, когда я оказалась в институте Бокариуса. Ведь тогда, в 1975 году, мне даже не было с кем посоветоваться. В Украине почвоведческую экспертизу еще не делали вообще, все специалисты работали только в Москве. Сама подбирала методики, пробовала и советовалась с родителями, - вспоминает Елена Алексеевна.

Картину преступления восстанавливает по песчинкам

В криминалистической лаборатории, где работает Хлесткова, кроме микроскопов, уйма неожиданных приспособлений для изучения почвы. В муфельной печи не горшки запекают, а прокаливают полтора часа просеянные и измельченные комочки земли с автошин или подошв - так определяют зольность, содержание органических соединений. Затем почва остывает в прозрачных, похожих на кастрюли и обязательно герметичных емкостях — эксикаторах.

Елена Алексеевна достает из пакета два тщательно упакованных ботинка. Громадный ком грязи на подошве ее не интересует.

- Видите это белое пятнышко? Его состав и будем устанавливать, - объясняет женщина и принимается за работу.

Почвоведческая экспертиза - одна из самых сложных, попутно рассказывает Хлесткова: при помощи анализаторов (специальное устройство) можно определить только качественный состав грунта. А пропорции - чего в земле больше: глины, песка или строительной крошки - эксперты узнают, рассматривая почву под микроскопом.

Нынешняя задача эксперта - по фрагментам почвы узнать, где человек находился во время преступления: на открытой территории, чердаке с засыпкой или в подвале, где земляной пол. Но определить состав земли, а значит, и место преступления, по одной песчинке невозможно - только в Харьковской области не меньше пять типов почвы.

- Чернозем типичный, чернозем обыкновенный...- перечисляет Хлесткова. - Но следователю это ни о чем не говорит, я должна точно найти и локализовать место происшествия. Мы отбираем почву и анализируем ее по всем компонентам: органическим, химическим и минералогическим. Очень хороший признак для криминалистов - состав примесей: шлаки, уголь, кирпич, строительная пыль. По составу гумуса (перегноя) легко определить землю: поле, луг, лес хвойный или лиственный. Еще я устанавливаю факт контактного взаимодействия, оно чаще всего происходит при ДТП: соприкасались ли предметы (машина) и одежда между собой. Или, к примеру, находят труп, перепачканный землей, и нужно определить, из какого региона Украины его привезли или как появились почвенные наслоения.

Как-то нужно было восстановить, как с молодой женщиной, следователем прокуратуры расправился жестокий убийца, неспешно рассказывает Елена Алексеевна. Девушка возвращалась с работы, а злодей схватил ее на остановке за длинную косу и уволок в лес.

- И чтобы убийца не ушел от наказания, нужно было по частицам земли, оказавшимся на ее теле и одежде, восстановить картину преступления и путь следования: как он ее волок, где перекатывал, раздевал и насиловал, - вспоминает эксперт.

Грунт «рассказал», что могилы поляков разграбили мародеры

Польских воинов (среди них был отец известного режиссера Анжея Вайды), которых в апреле 1940 года в Харькове расстреляли энкавэдешники, спустя 50 лет решили перезахоронить, но без экспертиз почвы тоже не обошлось.

- Мне нужно было установить, перемешивали ли в местах погребения землю, и как давно это было. Это не криминалистическое решение, а человеческое: во всех пяти траншеях, где покоились поляки, поработали мародеры - искали золото. И действительно, земля была перерыта: внизу оказался гумус, на поверхности - почва, подстилающая породу. Хотя в естественных условиях все наоборот. Поляки, которые руководили раскопками, за каждую найденную при перезахоронении золотую вещь платили деньги. На часах и крестиках были гравировки, которые помогали идентифицировать погибших, - вспоминает эксперт Елена Хлесткова.

Эксперт предполагает: очевидно, мародеры знали, где искать золото. В  соседних с поляками траншеях покоились наши воины, но их могилы грабители не тронули.

Искали похитителей ребенка по стекловолокну

Когда в 2000-ом году только нашли останки журналиста Георгия Гонгадзе, все фрагменты земли, которые были на его одежде, очень внимательно изучали. Среди специалистов, к которым за советом обращались следователи, была и харьковчанка Хлесткова.

- Я не проводила эту экспертизу, но знакома с нею. Тогда киевский почвовед от Министерства юстиции по небольшому комочку почвы на пуговице определила: грязь на одежде не совпадает по составу с тем местом, где похоронили Гонгадзе.

А вот экспертизу по одному из первых похищений ребенка в Харькове ради выкупа доверили нашему специалисту.

- Украли 14-летнего ребенка. Мальчика с завязанным глазами несколько дней держали в каком-то подвале, но все закончилось хорошо. Чтобы поймать похитителей, мы исследовали одежду ребенка. На ней нашли очень дорогое, «крутое» стекловолокно, которое в начале 90-х было далеко не на каждой стройке, - вспоминает резонансное похищение эксперт.

В тему

Иногда следователи пытаются сфабриковать улики, вздыхает почвовед. Как-то из соседней области на экспертизу привезли одежду бабушки, которую на чердаке изнасиловал 18-летний парень.

- Пожилая женщина торговала самогоном, а заглянувший на огонек покупатель выпивкой не ограничился. Нам нужно было установить наложение волокон одежды. У женщины была кофточка с пуговицами, а у молодого человека - яркий мохеровый шарф. И одна нитка из мохерового шарфа обмоталась вокруг пуговицы. Мы долго смеялись над этой уликой и догадались, что это следователь сделал, чтобы наверняка посадить насильника. Никто не спорит, что этого дела не было, но доказательств и без нитки с шарфа хватало. А спустя несколько лет я читала лекции криминалистам в этом городке и снова встретилась со следователем. Спросила, зачем он намотал нитку на пуговицу. «Для верности», - признался тот без сожалений, - смеется Елена Алексеевна.

Как-то харьковский следователь принес на экспертизу тщательно вымытые и начищенные до блеска ботинки и настоятельно просил написать заключение, мол, все с обувью в порядке, вспоминает почвовед.

- «Что определю, то и напишу», - ответила я. А под стелькой нашла комочек земли, который совпадал с почвой с места преступления. Но следователь эту экспертизу к делу даже не приложил, - заметила женщина.

Кстати

В отличие от киношных коллег, Елена Хлесткова только раз за все время своей работы видела преступника. Да и то следователи завели убийцу в кабинет, чтобы припугнуть: мол, вот эксперты, они все про тебя знают.

Зато ее коллегам-почвоведам из Москвы довелось в 1970-х консультировать киношников, которые снимали одну из серий знаменитого советского телефильма «Следствие ведут знатоки».

- Как раз в это время в Москве в институте судебной медицины проходила конференция по ядохимикатам и гербицидам в почве. А по телевизору показали серию, где Зиночка (она там специалист по всем профилям, универсальный эксперт, а такого быть не может) отобрала почву с колес перевернувшейся машины. И установила по гербицидам, что земля не с этого поля. Оказалось, что накануне киношники проконсультировались у наших московских коллег, нет ли чего новенького в почвоведении, - рассказала Елена Алексеевна.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт