Юрий ЗИНЕНКО (27 мая 2010)

Как я служил пограничником под Харьковом Комментарии: 2


Звание старшего сержанта получил на сутки

 

Отдел пограничной службы «Дергачи» Харьковского погранотряда - это несколько десятков километров рубежей. Именно здесь я получаю обмундирование - дабы испытать прелести жизни стража кордона на собственной шкуре. Облачаюсь в берцы (армейские ботинки), футболку защитного цвета, камуфляжные штаны и куртку с погонами старшего сержанта, зеленый берет. Мне также вручают «разгрузку» (специальный жилет с карманами), в которую поочередно запихиваю фонарик, наручники, дубинку...

Кобура на поясе не понадобилась - под роспись мне выдали автомат Калашникова (правда, учебный) и магазин к нему. С этого момента оружие  всегда было от меня на расстоянии вытянутой руки. Автомат вешаю на правое плечо, на левое - штатив для бинокуляра. Сам прибор тащит другой пограничник.

На построении прошел инструктаж, мне назвали пароль и отзыв для общения между патрулями. Также объяснили, что поднятая левая рука означает «Кто вы?», правая рука - «Я свой».

 

За кордоном следят даже трактористы

 

На открытое патрулирование границы меня отправили под командованием очень опытного специалиста - прапорщика Владимира Усова, одного из лучших участковых инспекторов пограничной службы Украины. В свое время он служил в «горячей точке» - на границе с Ираном в Карабахе.

На патрулирование шесть человек отправляются цепочкой, на расстоянии десяти метров друг от друга - «чтобы одной пулей четверых не уложили». Иду вторым, вслед за старшим наряда, моя задача - наблюдать за левым флангом. С нами и четырехлетняя овчарка Сэм с кинологом Дмитрием Рудым.

- Справа от нас вдоль контрольно-следовой полосы установлен комплекс «Хмель», который охраняет левый фланг нашего участка, - объясняет Усов, когда мы вышли на линию границы вдоль лесопосадки. - Если нить порвется, от пункта пропуска выдвигается группа реагирования.

Пограничник объясняет, что «во-о-он те» следы оставил 400-килограммовый кабан, который проходил через контрольно-следовую полосу два дня назад. Оказывается, этот кабан - местная достопримечательность, его нет-нет да и встречают в этих краях уже четыре года кряду.

- А на зайцев «Хмель» срабатывает? - спрашиваю, заметив след этого зверя.

- Срабатывает, но зайцы обычно цепляют нити головой и растягивают их. Если бы часто рвали, мы бы никогда не спали. И так за ночь по три-четыре раза срабатывает.

Засмотревшись на сдвоенные нити «Хмеля», я прозевал появление на своем фланге трактора, который обрабатывал поле, и получил за это втык от старшего. Оказывается, нужно следить за всем, что происходит в районе видимости, даже если речь идет о территории сопредельной страны - вдруг машина с контрабандистами едет.

Позже меня успокоили, что за границей следят и сами трактористы. Пока мы шли вдоль КСП, нашему командиру несколько раз сообщали о подозрительных людях (то есть нас). Проверяли, все ли в порядке.

 

Невнимательность - признак профнепригодности

 

Поскольку за деревьями соседнюю страну не видно, мы отправляемся к замаскированному в лесопосадке наблюдательному пункту. Аккуратно, след в след, переходим КСП. Чтобы осмотреться, забираюсь на дерево.

- Подозрительных объектов не обнаружено, - докладываю по всей форме, осмотрев местность с высоты в пять метров.

Точно так же - след в след - возвращаемся на маршрут. Усов с помощью ветки прячет следы и оставляет на полосе только ему понятный знак.

- Это значит, что полосу законно переходили пограничники. В отделе есть журнал, где мы записываем все, что видим или отмечаем на КСП.

Немного дальше вижу небольшую постройку, спрятанную между деревьями. Мне объясняют, что это - пункт обогрева для нарядов, которые патрулируют границу зимой. Сейчас он закрыт на замок.

В процессе патрулирования несколько раз забываю доложить командиру о подозрительных предметах, проворонил и появление людей возле 15-метровой пограничной вышки - конечного пункта нашего экспериментального патрулирования.

Здесь старший наряда построил отделение и резюмировал, что я, как временно выполняющий обязанности пограничника, оказался неподготовленным к несению службы.

- Внимательное отношение необходимо. Контрольно-следовая полоса - это зеркало пограничника, она должна быть чистой. Обо всем нужно докладывать, - объяснял прапорщик. - Например, баклажка с надписью «Made in China» может означать, что пересекавшие границу нелегалы потеряли важную улику. Может быть и более опасная находка. Скажем, 2 мая при объезде тыловых районов я нашел большую авиабомбу времен войны, со взрывателем и в боевом состоянии. Ее эмчеэсники обезвредили.

 

Недруг собаки

 

После патрулирования принимаю активное участие в тренировке кинологической службы. Пока надеваю тяжелый дресс-костюм с капюшоном, кинолог Рудый успокаивает, что бояться особо нечего, ватник защищает от серьезных травм. А хватать убегающего «нарушителя» Сэм натренирован исключительно за руку.

- Раньше собак учили прыгать на спину, руки-ноги. Сейчас от этого отказались, потому что много увечий человек получал. Поэтому натаскиваем только на руку, - объясняет специалист.

Бегу по траве. Слышу команду кинолога и приближающееся сопение собаки. Сэм впивается зубами в рукав «дресскача» и легко валит меня на землю. Кусая защитный костюм, пес подбирается к затылку, и я начинаю паниковать. К счастью, в этот момент ко мне подбегает кинолог и за ошейник оттаскивает собаку в сторону.

Повторяем трюк. На этот раз я не убегаю от Сэма, а наоборот, двигаюсь прямо на него. Но результат аналогичен: прыжок - рукав - приземление - собака сверху. Второй раз даже не страшно.

- Это еще ничего, а я в армии тренировал двух псов сразу, - вспоминает Владимир Усов. - Были у нас две жесткие собаки. Они хватали с двух сторон за руки, ты летишь с ними в воздухе и не можешь ничего сделать - беспомощно падаешь лицом на землю. Но хуже всего было кинологу, собака которого хватала... э-э... за мужское достоинство. С этим псом вообще никто не хотел связываться.

 

Местные жители: вечная игра в казаки-разбойники

 

Ответить на вопрос, где сложнее служить - здесь или в Карабахе, - Усов не может. Говорит, разные ситуации бывают.

- Пути Господни неисповедимы. В прошлом году мне и здесь пришлось задерживать группу нелегалов из Афганистана. Их - десять, а я один, без оружия и с одним фонарем. Ситуация была, как у Карацупы: «Петренко - слева! Иванов - справа!» А на самом деле - один.

Бороться с контрабандистами участковым пограничникам помогают местные жители, которых готовят к этому еще со школы. Как раз в момент моей прикордонной эпопеи недалеко от «Гоптовки» проходили трехдневные сборы Юных друзей пограничников из школы Казачьей Лопани. Удивительно, но в специализированных соревнованиях победила девушка - Саша Чистова.

- Главное, чтобы лучших людей нашли не контрабандисты, а пограничники, - раскрывает секреты Вадим Грабарь, замначальник отдела «Дергачи». - Если молодежь в Казачьей Лопани делится на пограничников бывших, настоящих и будущих, так и контрабандисты бывают бывшими, настоящими и будущими. Мы занимаемся тем, чтобы было больше пограничников.

 

Кстати

 

Как ни странно, за несколько часов на границе мы так и не заметили ни одного российского стража кордона. Наши говорят, что в соседней стране службу несут исправно. Я вспомнил фильм «ДМБ»: «Видишь сурка? И я не вижу. А он есть».

 

Справка «КП»

 

В Харьковском погранотряде насчитывается около 1000 сотрудников. С 3 января 1993 года они контролируют участок российско-украинской границы протяженностью 315,7 км. На участке сегодня работает 19 пунктов пропуска. Отряд заслуженно считается одним из лучших в Украине. В прошлом году он занял второе место по основным показателям работы. С начала этого года военнослужащие Харьковского погранотряда задержали 189 нарушителей государственной границы и 1300 потенциальных незаконных мигрантов. За этот же период пограничники изъяли контрабандных товаров на общую сумму свыше 8,5 млн грн, 46 единиц оружия, около 23 килограммов наркотического сырья.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт