10 лет спустя: Бандиты, расстрелявшие инкассаторов, могут вернуться?

10 лет спустя: Бандиты, расстрелявшие инкассаторов, могут вернуться?

Мы понимаем, что нападения - дело рук профессионалов. Фото автора и из архива «КП».
Сегодня исполняется десять лет со дня первого расстрела инкассаторов - на улице Деревянко. Тогда, 26 октября 2001 года, всех потряс профессионализм совершенного преступления - украдена большая сумма, никаких улик, никаких свидетелей. Затем последовало еще три таких же наглых ограбления - в 2004, 2005 и 2009 годах. Убиты девять человек, выжили четверо.
За эти десять лет следователи отработали десятки версий, проверили сотни подозреваемых, однако ответить на
вопрос, кто преступник, до сих пор не смогли. Почему? И есть ли шансы, что убийц найдут? Эти вопросы мы задали человеку, который знает о деле инкассаторов все.
 
Под подозрением - экс-силовики и банковские работники
 
- Владимир Сергеевич, в январе этого года вы говорили о четырех направлениях расследования, которые разрабатывает милиция. Сколько их осталось сейчас и какие это направления?
 
- Осталось два основных направления деятельности. Мы понимаем, что нападения - дело рук профессионалов. Люди эти умеют обращаться с оружием, возможно, раньше служили в правоохранительных органах, в армии, в наемных структурах. Вы знаете, сколько у нас сейчас военных, которые несут службу в разных странах?
Круг возможных лиц широкий, но мы понимаем, что преступники владеют серьезной информацией, серьезно готовятся к каждому нападению. И это второе направление расследования. К ограблениям имеют отношение люди, которые владеют информацией, дающей возможность сработать четко и слаженно, знать ориентировочные суммы инкассаций, последних точек. Это могут быть люди, которые когда-то работали в банковских структурах, но в силу обстоятельств ушли на преступный путь.
Есть еще направления, которые тоже нужно рассматривать. Та же ситуация в Харькове с оружием. Есть люди, которые любят его, коллекционируют.
 
Нападавшие могут жить в другой стране
 
- Кто сегодня работает над делом?
- Работает мощная группа из опытных и передовых сотрудников. В ней есть люди, которые занимались этим делом в 2001 году, они знают хронометраж, последовательность, нюансы каждого из совершенных нападений. Я был начальником Октябрьского райотдела, когда было совершено два последних расстрела инкассаторов, поэтому непосредственно принимал участие в выезде на место происшествия, мы были там через 10 минут.
- Была версия о причастности харьковских бандитов к белгородской организованной преступной группировке. Есть ли какие-то результаты в расследовании этого следа?
- Мы работали в плотном контакте с коллегами из России, и на сегодня у нас нет оснований говорить, что убийцы харьковских инкассаторов связаны с белгородской преступностью. Хотя есть основания думать, что люди, которые совершали данные преступления, действительно являются жителями другого государства и приезжают сюда для совершения преступлений. Но пока что эта информация проверяется. Мы идем от лица к лицу, от связи к связи, и окончательно утверждать что-то рано.
 
1 млн гривен награды - обещание в силе
 
- В силе ли обещание выплатить 1 млн гривен за поимку тех, кто расстрелял инкассаторов?
- На тот момент, когда это объявляли, это было оговорено на уровне администрации Харьковской области, Министерства внутренних дел. С того момента никаких корректив в эту информацию не вносилось.
- Было ли где-то еще замечено оружие, из которого стреляли в Харькове? Возможно, в других городах?
- Нет, только в Харькове.
- Есть версия, что преступники - разные. Потому что между первым и последним
ограблениями прошло 8 лет, но очевидцы, описывая тех, кто стрелял в последний раз, навскидку говорили, что им столько же лет, сколько и людям на фотороботах 2001 года...
- Я уверен, что это одни и те же люди. Люди с одними и теми же навыками и одной и той же формой проведения данных нападений. Как профессионал, я скажу, что по ряду преступлений мы составляли изороботы со слов 3 - 5 людей в отношении одного человека. И все эти изороботы были разные. Более того, когда задерживали преступника, он отличался абсолютно от всех рисунков. Каждый человек видит мир по-своему, а тем более когда стоит задача описать преступника.
 
"Я не могу не допускать рецидива"
 
- Вы согласны с тем, что в расследовании дела об инкассаторах милиция зашла в тупик?
- Нет. Очень серьезная группа занимается делом. Помощь оказывает Министерство внутренних дел. Мы недавно были в Киеве на слушаниях и проводили корректировку действий. Могу сказать, что идет серьезный процесс.
Кроме того, у нас есть комплекс мероприятий, который мы проводим ежегодно по обеспечению безопасности перевозки и инкассации денежных средств на определенный период времени. У нас ведь были не только нападения на инкассаторов, у нас вырывали сумки, нападали на людей, которые просто переносили крупные суммы денег из почты в Харьковской области. Основное - профилактика и выявление новых преступлений, связанных с нападениями на коммерческие структуры, почтамты и так далее.
- Допускаете ли вы, что может произойти еще одно подобное ограбление?
- С учетом дерзости преступлений мы понимаем, что нужно быть готовым ко всему. И дело не в том, что возможен рецидив, но в том, что сама по себе система инкассации денежных средств у нас сегодня развита на недостаточно серьезном уровне. Она должна быть застрахована не только структурами банков - их службами безопасности и охраны, но и подразделениями органов внутренних дел.
Я не могу не допускать рецидива. Но такого, как было раньше, допустить нельзя.
 
Родные убитых не верят, что преступников найдут
 
В семьях убитых инкассаторов 26 октября, а также 8 ноября и 2 апреля, когда произошли расстрелы в 2005 и 2009 - траурные дни.
Семьи Сергея Иванченко и Константина Косова, погибших 2 апреля 2009-го, были на кладбище 2 октября, когда со смерти их родных мужчин прошло два с половиной года. Горе сдружило две семьи.
- Вспоминаем о них каждый день, пересматриваем фотографии, - говорит вдова Сергея Иванченко Надежда. - Это для нас святое, память о них никогда не сотрется из наших сердец.
Сын Надежды вернулся из армии и работает сейчас водителем в частной фирме. Мать не хотела, чтобы он пошел по стопам отца и стал инкассатором. Дочь учится в медучилище на контракте - на бюджет девушку не приняли, и льгот при поступлении у семьи не было никаких. После медучилища планирует поступить в медицинский университет, однако контракт семья точно не потянет.
- Плачу из пенсии, пока хватает, - говорит Надежда. - Оба - и сын, и дочь - поддерживают меня во всем. Конечно, трудно материально, потому что Сергей зарабатывал. А сейчас приходится себе во многом отказывать.
В прокуратуру Иванченко и Косовых уже не вызывают.
- Сначала дергали постоянно, постоянно кого-то подозревали - то ли родственников, то ли друзей, - говорит Надежда. - А сейчас все успокоилось.
Майя Скрипник, у которой в 2005 году в Октябрьском районе погиб муж Артем, сейчас живет в Песочине. Там семье погибшего после трагедии дали квартиру.
- Сын сейчас ходит в 4-й класс, он еще маленький, - рассказывает Майя. - Артем спрашивает о папе, помнит его, фото мужа всегда стоит в рамке дома. Конечно, сложно. Все очень дорого. Школа дорогая. Иногда помогают из милиции. Дают материальную помощь.
В прошлом году компьютер подарили от областного управления МВД.
В прокуратуру Майю Скрипник тоже не вызывают уже года два. В то, что преступление раскроют, ни она, ни другие вдовы инкассаторов не верят.
- 10 лет прошло. Не нашли. Не захотели. Вспоминают об этом только 26 октября, - считает Майя.
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт