Инвалид жил, как собака, в центре города

Инвалид жил, как собака, в центре города

Возле Дзержинского райисполкома, на Космической, в будке несколько месяцев обитал человек, который не может ходить.

Хоть с места, где инвалид зимовал, его и увезла «скорая», вопрос – кто должен заниматься судьбой инвалида без документов - так и остался открытым. А возможность повторения подобной ситуации – бесспорна.

Ночь пролежать, день продержаться

Буханка хлеба через день, 2 литра кипятка с заваркой, печенье да изредка кусочки сала – рацион человека, живущего в зажатом гаражами мусорном киоске. Его зовут Владимир Анатольевич Моисеенко, он человек без определенного места жительства и без документов. К тому же – инвалид, практически обездвиженный, у него травма позвоночника. Костыли стоят без дела – на дворе то лед, то слякоть. Живет он в этом киоске, по его утверждению, с октября прошлого года:

- У меня тогда еще каталка была, но ее украли, - говорит Владимир.

Как было на самом деле – неизвестно, о его прошлом мы знаем только с его слов:

- В 2004-м я ехал из области в Харьков - с шабашки. Заметили, видимо, что у меня есть деньги, напали, отобрали деньги и документы, сбросили с поезда. В результате – травма.

А родился я в 1963 году, окончил суворовское с отличием, воевал в Афгане, потом служил в Киргизии, Прибалтике. Потом сел в тюрьму – убил жену и любовника, застав их вместе. Дали 15 лет, через шесть вышел по амнистии.

Даже если это фантазии одинокого человека или неправда, направленная на то, чтобы вызвать чувство жалости, факт остается фактом: Владимир, инвалид без определенного места жительства, буквально выброшен на помойку.

Суета вокруг мусоросборника

Этот мусорный киоск находится между двумя домами улицы Космической – 16-м и 14-мА. Рядом с этим двором - предприятие «Жилстрой-2», через дорогу - 7-й участок ЖКС Фрунзенского района, некоторые кивают на бывший 36-й ЖЭК и на предприятие «Благоустрій».

Вера Григорьевна, представитель «Жилстроя-2»:

- Эта часть улицы – не наша территория, иначе этого человека уже бы давно убрали. Вам нужно обратиться в 7-й участок.

Обратились к начальнику участка:

- Киоск не наш.

Чтобы вырваться из замкнутого круга этих контор, обратились в другую инстанцию – исполком Дзержинского района. Нам пояснили, что райисполком такие вопросы не решает: для этого нет полномочий, средств и возможностей. Сразу же возник вопрос: Ну как же, а отдел социальной защиты?

- Нет, отдел социальной защиты занимается лишь теми, кто зарегистрирован на территории этого района, - разъяснил представитель исполкома.

То есть, грубо говоря, райисполком без прописки вам не поможет.

Но, конечно, все не так просто – о существовании Володи-инвалида в администрации знали и даже пытались помочь, сжалившись над ним.

- Вызывали «скорую», он отказался ехать, покрыл всех матом, - рассказывает сотрудник Дзержинского РИК. - Пристроить сами тоже пытались – но его никуда не берут, нет документов. Делали неофициальный запрос в паспортный отдел – отыскать в Харькове человека с такими данными не смогли. Сейчас уже отправлены официальные письма в инстанции, способные установить его личность.

Местные жители носили еду и одежду

Из тех, кто интересовался Володей, остаются еще местные жители:

- И «скорая» приезжала, и милиция, и участковый в курсе, но он по-прежнему там лежит, никому не нужен, - говорит Игорь, житель дома 14А. - Подкармливаем его, помогаем, как можем.

- Он тут уже давно, - присоединяется к разговору Володя, житель того же двора. - В этой хибаре тут вообще летом целый «санаторий» бомжей был.

- Вызывали и «скорую», и милицию, обращались в Союз ветеранов Афганистана, он ведь утверждает, что бывший «афганец». Звонили в центр социальной адаптации на Руднева и в райисполком. Отвечают так: или дело не в их компетенции, или не могут помочь, потому что человек без документов, - говорит местный житель дядя Саша – так он представился.

80-летний дядя Саша подкармливал Володю с самого начала.

Помогает инвалиду и Люба, работник «Жилстроя-2»:

- Приношу ему еду, когда есть возможность, одежду вот теплую.принесла, хотя у самих порой денег нет, жизнь трудная.

И вот вырисовывается главная проблема – которую, при совпадении таких условий, решить никто не может. Если человек – бомж, инвалид, неспособный нормально передвигаться, без документов (и неважно – потерял он их, сам о себе ничего сообщить не хочет – главное, что документов, и прочих средств идентификации нет), то он и остаётся там, где лежал.

Вопрос и по-другому поставить можно: а если в подобном случае он был бы опасен – заразен, например? Что делать тогда жителям окрестных домов? Это тут многие спокойны – Володя не пьет, не буянит, ругается только когда разозлят. А раз так – пусть там и валяется, жильцы подкормят, а там он, может, и денется куда-нибудь, и проблема разрешится сама собой.

P. S.: Усилиями сотрудника из Дзержинского РИК и корреспондента «КП», Владимир был отправлен в больницу скорой и неотложной помощи №4. Без корреспондента Володя куда-либо ехать отказывался, мол, без такого свидетеля «его просто выкинут куда-нибудь».

Нельзя сказать, что история закончилась хеппи эндом. Да, пациента без документов здесь подлечат. А что дальше?

И дело тут не в том, виноват кто-то или нет, а в том, что решения у этой проблемы на данный момент нет.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия контент-редактора в Днепропетровске