Как я проходила тесты по украинскому языку и литературе

Как я проходила тесты по украинскому языку и литературе

Комментарии: 12

 Корреспондент «КП» решил проверить свои знания украинского, математики и истории по новой системе независимого оценивания

 К тесту я готовилась, по старой студенческой традиции, в последнюю ночь перед событием. Из пыльных недр кладовки был добыт бумажный «клад» - университетские конспекты по украинской литературе, языку и «теорії л-ри» (так значилось на обложке). Конечно, толком проштудировать подзабытый курс этих предметов за несколько часов малореально, но кое-что все-таки удалось вспомнить. К примеру, с третьей попытки я уже уверенно отличила ямб от хорея, а с пятой – освежила воспоминания о том, что такое метафора и почему не каждая метафора - метонимия. В целом, казалось, что, окончив филфак (пусть и отделение журналистики) с «красным» дипломом, школьных тестов можно не бояться.

 Думать над литературой пришлось в кабинете музыки

 10.15 утра, двор школы № 109. У заднего входа – толпа, как перед ККЗ «Украина» в день рок-концерта. Черепашьим шагом поднимаясь по лестнице, школьники бурно обсуждают грядущее событие. Из самых популярных тем - «не попробовать ли засунуть шпору под обложку паспорта», «Как нас рассадят?», «А куда мы потом пойдем отмечать?» Обстановка в целом веселая: старшеклассники больше шутят, чем обсуждают правила грамматики или прочитанные произведения. После 10 минут толкотни у входа попадаем в школьный холл – на дверях работница пункта тестирования проверяет наши приглашения и паспорта, там же выдают анонимные анкеты с вопросами о новой системе оценки знаний.

Ищу себя в списках зарегистрированных. Мне, как всегда, повезло – предстоит проверять свои знания в аудитории с волшебным номером 13. Как оказалось, отвечать на вопросы о произведениях Шевченко и Леси Украинки нашей группе предстояло в кабинете музыки. Нигде никакой вспомогательной информации – только лица Баха, Бетховена и Моцарта, а с портрета на задней стене класса подбадривающе улыбается Джон Леннон.

 «Салфетки убрать, бутылку – на пол!»

 Очень непривычно было усаживаться за маленькую, явно рассчитанную на семиклассников, парту. Кабинет постепенно заполнился моими товарищами по тесту: в основном это школьники, на весь класс из выпускников прошлых лет – только я да еще женщина постарше. Ребята оставляют вещи на парте у входа и рассаживаются.

- Салфетки убрать, бутылку - на пол! - командует инструктор девушке за задней партой, которая поставила перед собой бутылку воды и положила пачку влажных салфеток.

Две девчонки на соседнем ряду обсуждают подготовку к проверке знаний.

- Я небось, как всегда, учила не то, что нужно, - с улыбкой предполагает одна. - Помнишь, после каких слов не ставится запятая?

Ее соседка извлекает из кармана джинсов помятый клочок бумаги и зачитывает список слов.

- У меня подружка попросила одну из черных гелевых ручек. Она вчера вечером пошла в супермаркет, но там все уже разобрали. Еще бы! Весь район тестируется! - обсуждают в другой стороне.

Еще одним поводом для перешептываний стала анонимная анкета. Особенно интересный вопрос: «Как вы думаете, искоренит ли тестирование коррупцию?» Специально опросила  знакомых выпускников – все сказали, что ответили «нет».

 «Если выйдете в туалет, занесем это в протокол»

 Одиннадцать часов. Двери аудитории закрыты. В классе так и не появились три участника тестирования. Инструкторы каждое свое действие сверяют по бумажке-подсказке. Для начала нам зачитывают наши права – ей-богу, как при аресте в американских боевиках. Затем девушку с третьей парты приглашают осмотреть пакет с заданиями: она подтверждает – пакет целый. Нам выдают бланки ответов, на них клеят штрихкоды.

- Учтите, если вы решите выйти в туалет, мы должны будем занести это в протокол, - предупреждает одна из инструкторов. - Там, наверху, решили, что мы с вами должны три часа не выходить из этого кабинета.

Наконец тетради лежат на партах, инструкции даны, и мы приступаем. Поскольку часов в кабинете нет, каждые прошедшие 30 минут нам обещают записывать мелом на классной доске.

 Терзают смутные сомнения о вопросе № 29

 Открываю тетрадь. Вначале – вопросы по языку. Не слишком простые, но вполне решаемые. Больше всего доконал текст, выбранный для анализа. Сосредоточиться на поучительном письме Василя Стуса было не так-то просто. Умилил вопрос о главной мысли автора: не сомневаюсь, на устном экзамене мне бы удалось убедить экзаменатора в том, что любой из предложенных вариантов ответа – верный. Еще меня терзают смутные сомнения в связи с ответом на вопрос № 29. Из нескольких предложений нужно было выбрать те, где есть прямая речь. Пусть со мной поспорят филологи, но мне кажется, что в предложении «На більшості з полотен стоїть напис: «Малювала з натури Катерина Білокур» прямой речью и не пахнет, это явно цитата. Тем не менее в списке правильных ответов этот вариант значится.

 Каждый должен знать, с чего начинается «Наталка – Полтавка»

 Но самое интересное началось в вопросах по литературе. Прочитав эти задания, я пришла к выводу: наших проверяющих очень мало волнует, поняли ли дети суть произведения и его значение для литературного процесса, главное – чтобы запомнили имена, характеристики и цитаты. Как вам, к примеру, такой вопрос: приведена цитата из «Слова о полку Игореве», нужно угадать, кто эти слова произнес. И как вы думаете, кто? Да, Игорь! Мне-то показалось, что это слишком просто, и я выбрала другой персонаж методом «народного тыка». Еще очень «порадовало», что знающий литературу школьник, оказывается, обязательно должен помнить, с какой песни начинается «Наталка - Полтавка», а также быть в курсе, что «Енеїда» Котляревского написана ямбом, а никак не хореем. Думаю, трудности у детей должно было вызывать и определение использованных писателем художественных средств.

-Там среди вариантов, например, был оксюморон, а мы вообще в школе не учили, что это такое, - призналась мне знакомая выпускница Марина.

-Пофилософствовать в сочинении было трудно

 Не сомневаюсь, что для многих школьников сложной оказалась и тема сочинения: «До майбутнього ми йдемо, озираючись на минуле». Пофилософствовать, конечно, можно, но вряд ли это так просто в нервной обстановке, когда время поджимает, и (главное) после того, как ты ответил уже на 60 не самых легких вопросов.

- Я вначале написала сочинение, а потом стала делать тесты. А вот моя подруга сделала наоборот. Она долго думала над каждым вопросом, потому написать творческое задание не успела, - рассказала Марина.

Кроме того, в сочинении проявились еще и языковые проблемы русскоговорящего региона. В нашем классе, несмотря на строгие запреты, нет-нет да кто-нибудь и спрашивал вслух: «А как по-украински будет?..» Одна девушка и вовсе спросила инструкторов, можно ли написать сочинение на русском, а получив отрицательный ответ, попросила словарь. Естественно, никаких вспомогательных средств ей не дали.

Первый человек покинул нашу компанию за 40 минут до окончания теста – это была та самая взрослая женщина, явно выпускница прошлых лет. Я сдала свои бланки ответов за 15 минут до окончания проверки знаний. Если учесть, что в силу особенностей своей специальности любые сочинения на разные темы я пишу очень быстро, ума не приложу, как в отведенные три часа «вписались» школьники.

P.S. Вчера, сверив свои ответы с правильными, подбила личный итог теста: я верно ответила на 47 (8) вопросов из 60. Что мне поставят за сочинение, еще неизвестно. Интересно, удалось бы с такими результатами повторно поступить на отделение журналистики филфака?

загрузка...
загрузка...

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт