Анна ПУПЧЕНКО (27 апреля 2007)
«Чтобы не делать аборт, я сбежала»

«Чтобы не делать аборт, я сбежала»

Дышала «железным» воздухом

В тот роковой день Татьяна Семенчук проснулась очень рано. В четыре часа утра она встала, чтобы собраться в дорогу - вместе с мужем они планировали поездку в Белоруссию к родственникам. Женщина вышла на балкон за какими-то вещами и увидела, что весь асфальт полит водой.

- Мы жили в Припяти всего в километре от атомной станции. Видимо, сразу после взрыва мыли водой все дороги в городе. Но тогда меня это только удивило, даже не насторожило. Собрав вещи, мы пошли на автостанцию. Я плохо переносила беременность и все время говорила мужу, что мне тяжело дышать. Помню, тогда он мне говорил: «Смотри, какое чудное свежее утро, вот и дыши!» Я шла и дышала.

А по городу сновали машины «скорой помощи» и пожарки. Уже на вокзале кто-то рассказал, что слышал ночью шум, взрыв, что ли. Об этом говорили спокойно: наверное, какая-то незначительная неполадка, вот и засуетились.

- Больше насторожило то, что были закрыты кассы, и уехать мы не могли. Мне было тяжело стоять, я присела на подоконник. Вдруг к вокзалу подъехала машина, вышел представительного вида мужчина и, ничего не объясняя, сказал, чтобы все расходились. Через время вокзал опустел.

Расстроившись, мы зашли на базар, купили овощей. В воздухе чувствовался запах железа.

Женщин в положении пугали страшными историями

Лишь на следующий день о произошедшей катастрофе чернобыльцы узнали из сообщения по радио. Была объявлена тревога. Людей начали вывозить на автобусах в близлежащие селения.

- Мы поехали в Вильчу - это в сорока минутах езды от Припяти. Там жили мои родители. Нам сказали, чтобы с собой взяли только паспорта и ничего больше. Сказали, что мы вернемся через три дня, когда все уладят на станции.

Но в родной дом Татьяна больше не вернулась.

Селение Вильча в Полесье приняло около тысячи человек. Расселялись по нескольку семей в хату.

- Мы жили у родителей, все ждали, когда же сможем вернуться домой… Но вскоре всем сообщили, что в Припять дорога заказана. А потом пришла еще одна беда: врачи стали рекомендовать беременным сделать аборты. Нам рассказывали страшные истории, что дети уже облучены. Дескать, предсказать, какими они родятся, невозможно.

Многие женщины были настолько напуганы, что соглашались на аборты и в четыре месяца, и в более поздние сроки. Процентов девяносто чернобыльских женщин так и не родили. Я же не смогла сделать аборт. Мы очень хотели с мужем ребенка, это был наш первенец. Мы собрали вещи и уехали в Беларусь.

Вскоре Татьяна Романовна родила дочку. Сейчас Алене двадцать один год. Ровесница Чернобыльской трагедии осваивает профессию врача в Харьковском медицинском университете.

В родной Припяти после катастрофы побывал однажды лишь муж Татьяны. Чтобы забрать забытый в спешке паспорт.

- Вернувшись, муж рассказывал, что вишня под балконом очень быстро разрослась, а на ней - огромные красные плоды. Так он, представляете, не удержался и съел. В последнее время многие наши земляки туда ездят, снимают на видео родные места. Потом показывают детям, чтоб знали свою родину.

Кстати

Одноименный полесскому поселок Вильча был построен для переселенцев в Волчанском районе Харьковской области. Туда в начале 90-х перебрались около двух тысяч человек, среди них и семья Семенчук. Этот поселок мало похож на другие. Словно под линейку расчерченные ровные улицы, двухэтажные уютные дома огорожены небольшим сетчатым забором. Всюду проложен асфальт.

О сегодняшней жизни переселенцы говорят неохотно. Проблем в поселке хватает.

- У нас больше двухсот человек из 1300 - без работы. Многие перебиваются исключительно на государственное пособие, - говорит Татьяна Семенчук. - Плохо ходит транспорт. Например, чтобы добраться из райцентра, людям приходится ждать попутку, а потом идти два километра пешком.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт