Харьковчане предпочитают Достоевского и Вербера

Харьковчане предпочитают Достоевского и Вербера

Что читают жители нашего города, «Комсомолке» рассказали вице-президент концерна «Райский уголок» и работники книжной балки.

Удивительно, но безграничные возможности Интернета и полсотни доступных кабельных телеканалов не вытравили из душ наших земляков любви к книгам. В этом лишний раз убеждаешься, зайдя в любой книжный магазин или приехав на балку. Правда, в последнее время люди старшего поколения любят сокрушаться на темі: «молодежь очень мало читает» или «народ бросил классику и подсел на бульварные романы». Оказывается, ни одно из этих утверждений не актуально. Сомнительным произведениям в духе «Убийства лысого в зарослях укропа» большинство жителей нашего города уже давно предпочитает проверенную годами классику и «умную» современную литературу.

Классика

Уже не «прелесть, какая дурочка», а «ужас, какая дура»

Классика – на то и классика, что актуальна для всех поколений и в любые времена. Так, произведения писателей, прочно обосновавшихся в школьной программе, пользуются популярностью у всех поколений харьковчан.
  

 Сейчас классику в основном читают люди, которые достаточно давно закончили школу.  Главная причина этого, на мой взгляд, - в том, что в школе эти произведения еще не понятны. А когда мы становимся взрослее, уже имеем определенный жизненный опыт, возвращаемся к классике и перечитываем – тогда эти произведения уже совершенно иначе воспринимаются, - делится наблюдениями вице-президент концерна «Райский уголок» Виктория Белявцева. - Хотя, конечно, нет правил без исключений. Есть люди, которые до старости читают сказки, и дети, чуть ли не в младенческом возрасте начинающие читать высокую поэзию или философские трактаты. Еще одна причина повышенного интереса к классике – то, что многие наконец поняли: образование и образованность – разные вещи. Прошли те времена, когда восклицали: «Прелесть какая дурочка!». Сейчас чаще услышишь: «Ужас, какая дура». Поэтому каждый человек не хочет быть белой вороной в любой компании: нужно уметь поддержать разговор и вообще понять, о чем речь идет. Так что представление о классической литературе просто необходимо.

«Булгаков – это стандарт»

Если интерес к классике достался нам в наследство от времен «самой читающей страны мира», то принцип, по которому особо популярными становятся те или иные писатели, изменился.
- Раньше рост популярности авторов во многом зависел от политических репрессий: это и диссиденты, и Солженицын, и Набоков... Когда-то Булгакова читали из-под полы: «Мастера и Маргариту» можно было взять у знакомого только на одну ночь... Запретный плод всегда сладок. Сейчас, когда нет определенных табу, мода на того или иного автора определяется «раскрученностью», - считает Виктория Белявцева.
Казалось бы, таких знаковых писателей, как Булгаков или Пастернак, «раскручивать» нет смысла – их произведения составляют золотой фонд литературы. Ан нет! Реализаторы на книжной балке утверждают: популярность классиков во многом определяют фильмы, которые снимают по их произведениям.


 Экранизировали какую-то классику, у нас тут же - вал покупателей, - рассказывает продавец Юлия. - Так было с «Доктором Живаго» Пастернака, «Мастером и Маргаритой» Булгакова. Такой безумный спрос, что складывается впечатление, будто люди никогда раньше не знали о существовании этих произведений. Вообще сейчас Булгаков – это «стандарт»: бывает, человек долго не может придумать, что купить в подарок, в итоге говорит: «Ладно, давайте Булгакова!»

Русские классики популярнее зарубежных

По наблюдениям Юлии, молодежь читает классику ничуть не меньше, чем люди старшего поколения.
- На удивление, очень много молодежи. У меня даже есть постоянные покупатели, которые приходят и собирают целые серии: просто купить все тома сразу не могут – покупают по две, по три книги, - говорит реализатор.
Самые «топовые» классики сейчас Булгаков, Достоевский, Гоголь, Толстой, Лермонтов, Чехов, Ильф и Петров, Зощенко, Бабель, поэты Серебряного века. К слову, по наблюдениям Юлии, русские классики у харьковчан гораздо более популяны, чем зарубежные и украинские.

Из зарубежных писателей чаще всего спрашивают Шекспира, Гете, Данте, Стендаля, Гюго. Также читают классические женские романы – например, Шарлотту Бронте. А вот из украинской классики, к сожалению, покупают только те произведения, которые включены в школьную программу – в основном сами школьники или их родители: читают Кулиша, Загребельного, Тычину, Шевченко, Марка Вовчка, Панаса Мирного.

Современные писатели

Пелевина и Брауна теснят Минаев и Вербер

Недавно мегапопулярные авторы - такие, как Виктор Пелевин, Паоло Коэльо, Дэн Браун, - медленно уходят в тень. Их произведения, конечно, читают и сейчас, но былого ажиотажа нет.
- Когда автор не пишет хотя бы по одной книге в год, естественно, человек находит что-то похожее и переключается на другого писателя, - объясняет Юлия. - А Пелевин... Вот уже почти два года (после выхода «Empire V») не было ни одной новой книги.

- Кто-то говорит «Мне нравится Булгаков», потому что действительно нравится, а кто-то

– чтобы попасть в струю. Мне кажется, с Пелевиным было так же. Кто-то умный сказал: «Хорошая вещь», - и все читали запоем, просто чтобы заявить: «Я читал Пелевина». Но это своеобразная литература, она рассчитана на определенную аудиторию и не понятна всем, - считает Виктория Белявцева.
На пике популярности сейчас два российских автора – Сергей Минаев и Оксана Робски. Каждый «берет» читателя по-своему.

- Кому-то, допустим, могут быть неинтересны сами по себе книги Сергея Минаева. Но те вещи, которые он пишет, настолько открывают глаза на закулисье всевозможных PR-компаний, что за ними волей-неволей тянется некий скандальный шлейф, благодаря этому и достигается популярность, - предполагает Виктория Владимировна. - У него сейчас всего четыре книги, но популярным он стал уже после первой - «Духless». Робски

- сейчас вообще практически имя нарицательное. «Веранда», «Галлерея» - те места, которые она описывает в своих произведениях, - в Москве стали культовыми. Авторов, подобных ей, на самом деле достаточно много, но не все добиваются такой популярности, значит, что-то в ее произведениях еще есть, кроме стиля и темы. Может, свою роль играет скандальная слава писательницы, плюс сказывается удачный дизайн ее изданий: формат нестандартный – чуть уже А5, ее книга помещается в ладонь, оформление без лишних деталей, но узнаваемое.
Пальму первенства среди зарубежных авторов у Дэна Брауна и Паоло Коэльо перехватили куда более «замысловатые» Бернар Вербер и Харуки Мураками.

 В кругах книгоманов сейчас очень популярна Анна Гавальда. Но дойдет ли увлечение ее книгами до широких масс, пока сказать трудно, - говорит вице-президент «Райского уголка».
 
Андрухович и Жадан «взяли» русскоговорящий город

Довольно нейтрально относящиеся к большинству украинских классиков харьковчане всерьез увлеклись произведениями современных писателей.
- Береша, Андруховича, Жадана, Карпу вовсю читает не только молодежь, их книги спрашивают и люди в возрасте – интересуются, - рассказывает Юлия.
 Харьковчанин Сергей Жадан бешено популярен у земляков. И это при том, что он пишет, во-первых, по-украински, во-вторых, - в основном стихи. Когда в рамках фестиваля «Мир книги» была презентация его нового сборника, в зале негде было яблоку упасть! Мне трудно сказать, чем это объясняется: наверное, свое дело делают и сленг, и определенная подача материала, - предполагает Виктория Белявцева.
Женские романы и мужская литература

Эра «малиновых пиджаков» прошла

По наблюдениям специалистов, на нет постепенно сходит спрос харьковских читателей на «бандитские» книжные серии типа «Я – вор в законе».
 Был пик популярности этой дикой серии, эти книги, наверное, и сейчас читают – но совсем не в таком количестве. Время «малиновых пиджаков», слава Богу, прошло, и интерес к такой литературе тоже падает, - рассуждает Виктория Владимировна. - У мужчин постоянной популярностью пользуются разнообразные военные мемуары. Причем если раньше это были в основном книги о Второй мировой, то сейчас появилось множество произведений о войнах в Чечне, Афганистане, Вьетнаме... Кроме того, мужчины часто покупают различные журналы и книги об оружии – как современном, так и старинном, машинах, лошадях, исторические произведения, путеводители по городам и странам...
 
Дамы предпочитают русских романисток

Татьяна Устинова, Дарья Донцова – их произведения уже можно назвать классикой женского романа. У каждой есть своя аудитория и постоянные поклонницы, которые покупают каждый новый том, выходящий из-под пера писательниц. Но в затылок лидерам продаж уже дышит новая волна романисток.
- В таком направлении, как женские романы, сейчас на пике Юлия Шилова, Татьяна Полякова, Галина Куликова, Екатерина Вильмонт, Анна Берсенева, - говорит Виктория Белявцева.
Между прочим, российские писательницы давно обошли по популярности западных коллег. В их лучах померкла даже слава «всемогущего» Сидни Шелдона.

Фантастика и фэнтези

И круче Толкиена – Олди

Вот тут уж точно Харькову есть чем гордиться. Наши Олег Ладыженский и Дмитрий Громов (работают под псевдонимом Олди) «подвинули» всех легендарных зарубежных фантастов и «фэнтезистов» - вплоть до самого великого Толкиена. Популярность «Властелина колец» в Харькове подпрыгнула после показа многосерийного американского блокбастера по мотивам известной книги. Покупают творения «отца фэнтези» и сейчас, но в основном выбирают книги покрасивее – на подарок. А вот отечественные и российские мастера жанра неизменно популярны.
- Хорошо берут книги Панова, Перумова, Лукьяненко, Олди, Валентинова. Вообще, харьковские фантасты очень популярны. Кроме перечисленных, еще Свержин, - говорит частный предприниматель с балки Владимир. - Из фэнтези покупают в основном Пехова и Зыкова.
Принципы взлетов популярности того или иного фантаста такие же, как и у других писателей. Отличное «промо» для книги – фильм, снятый по ее мотивам. Так было, например, с «Дозорами» Сергея Лукьяненко.
- Когда вышел фильм по Анджею Сапковскому - «Ведьмак», книги размели моментально. То же самое – с «Волкодавом» Семеновой, - рассказывает Владимир.
Из зарубежной классики стабильной популярностью пользуются в основном Оруэлл со своим «1984» и «Скотным двором» и, конечно же, Жюль Верн.

Новое веяние: книги по компьютерным играм

«Соображалка» писателей не отстает от хитрости кинематографистов. Последние немало денег сделали на фильмах по мотивам популярных компьютерных игр - «Doom», «Silent hill», «Hitman». Теперь за дело взялись писатели. Целую серию книг разных авторов по нашумевшей игре «S.T.A.L.K.E.R.» выпустило одно из московских издательств. По наблюдениям продавцов, на балке эти книги разлетаются, как горячие пирожки. Надо думать, теперь компьютероманов будет особенно трудно убедить в том, что, на самом-то деле, все началось не с «ящика», а с братьев Стругацких.

В тему

Дюма остался не у дел

Безумная популярность Александра Дюма-старшего совсем прошла. То ли «Три мушкетера» и «Граф Монте-Кристо» есть уже в каждой домашней библиотеке, то ли что-то изменилось в умах харьковских читателей, но факт остается фактом.
 Дюма сейчас вообще никому не нужен, - констатирует Владимир. - Раньше, помню, чтоб его купить, макулатуру сдавали, в очередях стояли. А теперь никто не покупает.

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 31

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа в Одессе стоматологтутDavid Anders