Влад Медведев. Фото автора. (18 июня 2008)
Почему люди уходят в монастырь?

Почему люди уходят в монастырь?

Комментарии: 6

Ответ на этот вопрос корреспондент «КП» искал в женской обители, где провел целый день. Фраза: «Надоело все! Уйду в монастырь!» уже давно стала классикой разговорного жанра. При этом женщины в свою очередь стремятся в мужскую обитель, а мужчины, наоборот, в женскую, однако до практической реализации идеи так и не доходит. Но как известно пути Господни неисповедимы. Накануне одного из главных православных праздников – Троицы – корреспондент «КП» побывал в Свято-Борисо-Глебском монастыре с однодневной «экскурсией».

 «Мирянин являет живой соблазн»

Ранним утром машина выезжает из Харькова и всего через час мы у ворот Свято-Борисо-Глебского женского монастыря, что в селе Водяное Змиевского района.

На часах половина шестого утра и дежурная монахиня совершает обход территории с колокольчиком в руках – будит всех на молитву. Так начинается день в монастыре.

Звон колокольчика выводит из сонного состояния и меня. Нужно срочно найти игуменью и получить ее согласие на пребывание мужчины, да еще и журналиста в женской обители. 

В поисках настоятельницы пытаюсь пообщаться с одной из монахинь. Маленькая хрупкая девушка, опустив глаза, смиренно показывает, где можно найти матушку Марию Магдалину (приходя в монастырь человек берет себе новое имя). На каждых монастырских дверях табличка «без благословения не входить». И хотя благословить меня еще не успели, я уверенно шагаю внутрь здания – сжимая в руках журналистское удостоверение, будто специальный пропуск в монашеский мир.

Наконец-то нахожу настоятельницу. Я ожидал колючих осуждающих взглядов на мирского человека, но вместо этого меня встречают очень по-доброму.

— Мы от мира не отгораживаемся, — говорит Мария Магдалина  — но и в тоже время не с радостью общаемся с мирскими. Ведь мирянин, приходя в обитель, являет монаху живой соблазн. Он приносит с собой мирские традиции и страсти. Да и сам монастырь, как сказано, не для «мира сего». Монашество это тайна Божия. Не хотелось, чтобы в эту тайну кто-то вторгался.

— А можно я очень деликатно вторгнусь в эту тайну и всего на денек? — спрашиваю я.

Матушка одобрительно кивает и, получив благословение, я отправляюсь на однодневную экскурсию в монастырский мир.

Кого не берут в монастырь

К концу утреннего богослужения я заметно устал. Привык заскочить пару раз в году в храм минут на пять — ровно столько надо, чтобы поставить свечку и ретироваться. Но в данном случае не тут-то было. Монастырское «правило», то есть обязательная для каждого молитва длится два с лишним часа. Скажу по себе – с непривычки ноги затекают уже через час, а к концу службы я не то что работать, а просто ходить мог с трудом и это при том, что земные поклоны (не сгибая ног и доставая обеими ладонями пол) я не делал. Так что оставалось только диву даваться, как матушки выдерживают такие нагрузки, ведь многие из них весьма в почтенном возрасте, но, тем не менее, после утренней молитвы они полны сил и бодрости. Подхожу к игуменье и пытаюсь получить ответ на главный вопрос, который уже много лет меня мучает – почему люди уходят в монастырь?

— Почему-то многие думают, что в монастырь уходят с горя, — недоумевает игуменья Мария Магдалина. — Конечно, иногда случается, что у людей происходят какие-то скорбные обстоятельства, и они решают уйти в Божью обитель, но если они слишком привязаны к мирской жизни, то у нас они долго не задерживаются. Ведь здесь совсем другой мир и прийти в него это, как  перепрыгнуть через пропасть. Мы приходим в монастырь и облачаемся в черные одежды, потому что умираем для мира, а мир умирает для нас. В этом нет привычной мирской логики, ведь это дело духовное. Поэтому есть только одно объяснение, почему человек уходит в монастырь – сюда его призывает Господь, и по каким-то другим причинам принять монашество невозможно.

Однако, даже духовного зова не всегда достаточно, чтобы уйти в монастырь. Ведь сюда берут далеко не каждого, и есть ряд ограничений. Во-первых, по возрасту – не моложе 18 и не старше 50 лет. Во-вторых, по здоровью. «Грех если человек приносит в монастырь только немощь свою. Нужно потрудиться во славу Божию в монастыре» - говорит матушка Мария Магдалена. Если женщина замужняя, то она должна обязательно развестись с мужем. А если супруги венчаны, то путь у них один – или вдвоем в монастырь – естественно каждый в свой по половому различию, или обоим жить мирской жизнью. По отдельности супругов соединенных Богом и церковью в монастырь не берут.

Мысли о плотских утехах оставили в «прошлой жизни»

Спрашивать о прошлом у монахинь не принято. Здесь никого не интересует, кем та или иная сестра была в миру. Ведь все они «умерли». Но все-таки в разговоре одна из монахинь — матушка Ангелина, приоткрыла завесу прошлой мирской жизни. Она жила в Харькове и была прихожанкой храма усекновения головы Иоанна Крестителя. Восемь лет работала  в комнате милосердия в 30 харьковской больнице, а после выхода на пенсию решила уйти в монастырь и, получив благословение духовного отца, отправилась в Борисо-Глебскую обитель. Вот уже семь лет она в монастыре.

Среди монахинь много женщин пенсионного возраста. Расхожее мнение, что «такие приходят в монастырь, чтобы ничего не делать и жить на халяву», крайне ошибочно. Вы бы видели, как они на уставших ногах выполняют свои послушания, или попросту говоря, трудятся не покладая рук. Хозяйство в монастыре большое – и огороды, и домашние животные, да и саму территорию монастыря нужно поддерживать в чистоте и порядке. Так что работы хватает.

Много среди монахинь и девушек чуть старше двадцати. Некоторые, если сделать соответствующий мэйк ап, вполне могли бы расхаживать по подиуму. Что привело их в монастырь? В отличие от своих старших коллег молодые монахини крайне не разговорчивы. Прежде чем услышать ответ на любой, даже элементарный вопрос, нужно получить благословение у матушки.

Местной мастерице Ольге на вид лет двадцать пять. В монастыре она сначала освоила швейное ремесло, а теперь к этому прибавилось мастерство художницы. Она занимается вышивкой и пишет иконы. В мирской жизни рукоделие и искусство ее мало интересовало, однако в монастыре открылся художественный дар. А вдобавок к этому Ольга начала петь. Но о своих достижениях и хороших делах монахини предпочитают молчать – гордиться, даже хорошими поступками, - грех.

Большинство молодых монахинь, завидев меня, пытаются побыстрее ретироваться. Фотографироваться – категорически против, но если матушка говорит, что это с благословения, то куда уж тут деваться. Кроткие стеснительные взгляды, ни намека на улыбку, не говоря уже о том чтобы строить глазки и флиртовать. Видимо, все мысли о плотских утехах они оставили в «прошлой жизни». Вся их сексуальная энергия, как сказали бы психологи, сублимируется на двух занятиях – молитве и послушании.

«Богу нужна не капуста, а послушание»

 - Для монахини главное - побеждать свои страсти, — говорит матушка Мария Магдалина. — В обители  тишина и порядок, но это только внешне, а внутри каждого идет очень жестокая духовная борьба. Придя в монастырь, мы должны внутренне меняться и постоянно совершенствоваться.

Здесь любое сомнение — грех. Только не надо думать, что все монахини бездумные и необразованные. Просто только со стопроцентной верой можно идти с монашество.

Молитва, завтрак, послушание, молитвы… Таков распорядок монашеской жизни. Молитвы - от Бога, а послушания - от настоятельницы. Исполнять наказы надо, какими бы они ни казались нелепыми. По этому поводу есть притча, которая как нельзя лучше передает суть монастырского бытия. Один молодой монах пришел учиться к святому старцу. Однажды наставник повелел мальчику высадить в землю рассаду капусты. Показывая, что именно нужно делать, старец взял из корзины кустик и зарыл его листьями в землю, а корнями наружу. Монах решил, что старец выжил из ума, и посадил все правильно — корешками в землю. На следующий день вся рассада повяла, кроме кустика, посаженного старцем. «Богу нужна не капуста, а послушание», — объяснил мальчику чудо святой человек.

Вот и проводят весь день монахини в трудах да молитве, зачастую совмещая одно и другое. Кстати, в отличие от мирских храмов в монастыре чтение молитвы не прекращается никогда! Литургию служат ежедневно и круглые сутки читается псалтырь. Чтобы не случилось, даже если отключат электричество, монахини не остановят чтение молитв ни на минуту, ведь за долгие годы выучили их наизусть.

И конечно постоянно читают молитвы, когда готовится трапеза. «А иначе пища получается невкусная, да и любое дело с Божией помощью спориться лучше», — говорит, улыбаясь, матушка и отправляемся в трапезную.

Молитва не прекращается ни днем, ни ночью

За трапезным столом разместились 14 человек. На одного больше чем на «Тайной вечере», нарисованной, на стене. Перед трапезой все помолились, после чего матушка Мария Магдалена окропила святой водой стол и только после этого все сели кушать. Пока все едят, одна из монахинь вслух читает христианскую книгу.

Сегодня рацион более чем скромный – в среду, равно как и в пятницу, меню всегда постное. Ведь в среду Иуда предал Христа, в пятницу Иисуса распяли. На первое - овощной суп. Не знаю, что повлияло больше аппетит, который я нагулял на свежем воздухе или молитвы, которые читали монахини, когда готовили, но я с огромным наслаждением утолил голод и даже попросил добавки. На второе - каша, маринованные кабачки, огурцы и помидоры. В общем, богоугодная и здоровая пища. Практически все это выращено самими монахинями. 20 гектаров земли, коровы и куры — такое внушительное хозяйство у обители. Чтобы облегчить нелегкий женский труд в монастыре есть трактор, а для поездок в город — автомобиль. Матушка Светлана конечно не профессиональный гонщик, но вполне умело справляется с автотехникой.    

Кстати насчет техники. Отправляясь в монастырь, я думал, что совершу путешествие во времени век эдак в XVIII-XIX. Поэтому никак не рассчитывал увидеть за высокими монастырскими стенами современный автомобиль, и уж тем более компьютер, со сканером и принтером в придачу.

Чудо современной техники в обители используют для швейных дел. Изображения из древних книг сканируются и при помощи специальных программ переводятся в схемы для вышивки, которая наносится на церковное облачение. Монастырские мастерицы одевают не только себя, но священников харьковской и других епархий.

Возвращение в грешный мир

После службы монахини исповедовались в грехах. В чем могут каяться женщины, живущие в монастыре? Ведь здесь нет мирских соблазнов, и все они живут, по сути, безгрешной жизнью.

Но все гораздо сложнее, чем я думал. Ведь если верить святым книгам, мы грешим все время: поболтал с приятелем о жизни — значит, совершил грех пустословия, потратил лишнее время на приготовление какого-нибудь особенно вкусного блюда — чревоугодничал, подумал о том, что твой знакомый слишком увлекается спиртным или подворовывает на работе — снова грех, ведь как написано, не осуди. Вот так и грешим без конца, а ведь даже гневаться на плохую погоду негоже.

День близился к концу. Я отправился в келью одной из монахинь, чтобы забрать мой рюкзак с вещами. Небольшая комната два на три метра. Интерьер очень простой: кровать, письменный стол, специальная подставка для чтения святых книг. Здесь проходит половина монашеской жизни — сон и размышления о своей жизни в минуты отдыха. О чем эти мысли - ведомо только Богу.

Мои же мысли были о том мире, в который я возвращался. В очередной раз зазвонил мобильный телефон – привычный мир не хочет отпускать меня.

– Ступай с Богом, – сказала мне на прощание настоятельница.

Как это ни странно, но даже в нашем суетном мире жить с благословением стало гораздо легче и лучше. Что-то хорошее, доброе и светлое надолго осталось в душе. Ведь теперь я знаю, что есть место, где кто-то ежедневно, ежеминутно молится обо всех нас, желает добра и просит Бога простить  наши грехи.

Подробности

Один день монастыря:

5.30 - подъем.

В 6.00 - утреннее «правило» — молитва, литургия.

В 11. 00 – первая трапеза

После трапезы монахини отправляются на послушание — выполняют работу, которую им поручила матушка.

В 15. 00 — вторая трапеза

В 16.00 — вечернее Богослужение

После службы послушание

В 22.00 – отход ко сну

В 23.00 – отбой

Кстати

Монастырский словарь:

Настоятельница (игуменья)  — главный человек в монастыре.

Благочинная — по сути, заместитель настоятельницы. Следит за соблюдением порядка и дисциплиной.

Монах – в переводе с греческого слово означает одинокий. Принявший монашеский постриг отказывается от мирской жизни ради служения Богу, принимает другое имя и дает обеты целомудрия, нестяжания и послушания.

Послушница – женщина, готовящаяся принять монашество. Она еще не дала монашеских обетов и не носит облачения. Ее обязанности – исполнять послушания по благословению настоятельницы: помогать при богослужениях, выполнять работы по монастырскому хозяйству.

Схима — высшая степень монашества, предписывающая затвор в монастыре и соблюдение особо строгих религиозных правил.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт