Татьяна Литвина. (22 мая 2007)
 «С братом на пару букварь мы скурили…»

«С братом на пару букварь мы скурили…»

Примеры с душком

«Замечательный» словарь обнаружил на прилавке книжного магазина преподаватель ХНУ им. Каразина Николай Зубков.

- Я уже много лет занимаюсь их составлением. Недавно принялся за словарь украинских синонимов: один - фундаментальный и второй, попроще – для школьников. Смотрю – лексикограф из России (словарь издан в Минске – Прим. ред.) выпустил такой с рекомендательной надписью «Для школьников». Решил посмотреть у него принцип составления и ахнул. Конечно, в чужом глазу и соринку видно, но это уже слишком! – возмущен Николай Григорьевич.

Первое же, на что наткнулся педагог в минском словаре синонимов, - слово «букварь» и пример его употребления: «С братом на пару букварь мы скурили…» Остолбенел. Кинулся читать дальше. А там - что ни пример, то «перл»: и жаргонный («Фильтруй базар»), и «воспитательный» («Честный человек – стихийное бедствие…»), и игриво-атеистический («Аудитор стряхнул пепел на настольное распятие к новой скорби распятого бога…»). Рядом со сленгом мирно соседствуют такие слова, как колхоз, МТС, Ежов, Ворошилов, товарищ Ленин…

- Это уже даже не историзмы, а архаизмы – таких слов дети сегодня просто не знают, - горячится лексикограф. – Похоже, автор сознательно вбивает в мозги подрастающего поколения сомнительные понятия. Ведь это словарь для школьников! Я до конца не успел просмотреть, может, там и маты есть?

Помимо примеров «с душком», словарь еще и полон ошибок.

- Здесь масса нарушений синонимического ряда, - листает «находку» педагог. – К примеру, невежда – это не даун. Нельзя такое давать! Даун – это заболевание, а вовсе не определение безграмотности.

Удивительно, но автор этого издания – Шведов - очень авторитетный ученый. Николай Зубков говорит, что сам в свое время  учился по его учебникам на филфаке. Как же он мог под таким подписаться?

- Когда-то я готовил словарь иностранных слов, и издатель предлагал мне подписать его фамилией Мюллер (очень известный составитель англо-русских словарей – Прим. ред.). Он даже человека нашел с такой фамилией, чтобы все вроде как без обмана было. Может, и Шведова так же использовали? - размышляет Николай Григорьевич.

Какао стало какавой

В библиотеке Зубкова изданий, подобных минскому, достаточно. Вот еще одно – называется «Учим иностранный», совсем для малышей. На странице картинка, под ней подпись на русском, украинском и иностранном (такая серия выпущена на английском, французском и немецком).

Николай Зубков находит ошибку практически в каждом определении и на каждом языке.

- Семья по-украински родина, а не сім’я. Внучка – онука, а не онучка, иначе получается уменьшительное от онучей (аналог портянок – Прим. ред.). И с каких это пор какао стало какавой? Я такого слова не знаю ни в одном языке.

В большинстве случаев автор особо не мудрствовал и просто записал русские слова украинскими буквами, да ещё и с грубейшими ошибками:

- считать —  считати (надо — рахувати),

- шестнадцать — шіснадцять (надо — шістнадцять),

- козёл – козел (надо - цап),

- стакан – стакан (надо - склянка),

- полотенце – полотенце (надо - рушник),

- кофе – кофе (надо - кава),

- двадцать минут шестого – двадцять хвилин шостого (надо - двадцять на шосту),

- стирать – стірати (надо - прати).

Даже цвета не переведены: голубий, коричневий, розовий – так и значились в украинском варианте!

- Как в таком случае можно рассчитывать, что и иностранный ряд определений подобран правильно? А о фонетической транскрипции отдельных слов и говорить не хочу — это тихий ужас! А ведь маленький ребенок все воспринимает буквально, как данность. У него еще нет абстрактного мышления, как взрослый назвал предмет, так он и запомнил. И если вбивать ему этот маразм с такого раннего возраста, это закрепится навсегда, - возмущен педагог.

Дорогое не значит качественное

Явная халтура упрятана под красивую обложку и замаскирована недешевой полиграфией. Доверчивые родители, не изучив предварительно содержимое такой «литературы», легко попадаются на удочку.

- Есть такое выражение – «вместе с ребенком в школу идут родители». Нужно самому просматривать всю литературу, которая покупается для детей, предупреждает Николай Зубков. – А лучше сначала посоветоваться с учителями или друзьями-филологами. Они подскажут хороших авторов и честное издательство.

В городском управлении образования были поражены, узнав о наличии в продаже подобных «книг» для детей.

- Я не сталкивалась с таким, потому что мы в учебном процессе, начиная от детских садов и заканчивая внешкольными учебными заведениями, пользуемся только литературой, на которой стоит пометка «Рекомендовано Министерством образования и науки», - говорит начальник управления образования исполкома горсовета Ольга Деменко. - Это значит, что она действительно прошла цензуру специалистов. Без такой пометки книга все равно что пиратский диск, который может оказаться качественным, а может и видеоаппаратуру сломать. Поэтому советую родителям покупать учебную литературу только с такой пометкой. А вообще, стыдно за людей, которые издают подобное. К слову, некачественной детская литература может быть не только по содержанию, она еще часто не соответствует и по санитарно-гигиеническим нормам. К примеру, бумага таких книг должна быть не просвечивающейся, не восковой, только молочного цвета (на белой, оказывается, тяжело читать).

Мнение издателя

 «Из ста авторов – один два не сумасшедшие»

Как попадает некачественная на рынок? С таким вопросом «КП» обратилась в одно из крупных харьковских издательств.

- Стилистические и грамматические ошибки проскальзывают у любого издательства, как их не вылавливай, - говорит директор Игорь Калениченко. – Мы, к примеру, привлекаем корректоров со стороны, чтобы они после наших людей свежим взглядом вычитывали тексты. Премируем тех, кто заметил огрехи. Наказываем за грубые пропуски – в общем, всеми способами стараемся уменьшить их количество. Что касается откровенной халтуры, то тут только один способ от нее уберечься – покупать книги только известных издательств, с достойной репутацией. Тех, которые активно проводят акции, участвуют в конкурсах, мелькают в детских журналах. В Украине 10 – 15 таких издательств. У них могут быть ошибки, но продукт качественный. Если же издательства не на слуху, лучше их товар не покупать. В вашем случае, очевидно, был конъюнктурщик.

А вообще замечу, что из ста авторов, которые к нам приходят, печатать можно только одного - двух. Остальные - просто сумасшедшие, причем абсолютно уверены, что они гении, и издатель не понимает, какое счастье ему привалило. Был у меня такой посетитель месяц назад. Принес рукопись на 800 листов об израильской разведке – Моссад, самой секретной организации в мире. Я спросил его: «Как вы достали о них информацию, вы там работали?» Он признался: «Нет».

В тему

Впросак можно попасть, и покупая «неофициальную» литературу, к примеру, шпаргалки.

- Запретить мы их не можем, хотя они вредят обучению – у школьника теряется мотивация учить урок, - говорит Ольга Деменко. – Кроме того, они не всегда содержат полный, развернутый ответ, так что ребенок, пользуясь такими подсказками, все равно не избежит плохой отметки.

 

Фото автора.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

мерчендайзер вакансии ДнепропетровсктутКолин Ферт