Наталья Амирханян. (5 августа 2008)
Под Змиевом похоронен рыцарь в серебряных латах?

Под Змиевом похоронен рыцарь в серебряных латах?

Романтика компенсирует неудобства

 Палаточный городок экспедиции педагогического университета  разбит в лесу, недалеко от места раскопок. Все радости походного быта доступны его обитателям: готовка на костре, дежурство по кухне, походы в сельский магазин. С раннего утра и до полудня - раскопки под палящим солнцем. После обеда – свободное время. Из развлечений: стадион, гамаки и палатка-казино. В этом году особой популярностью среди студентов пользуется преферанс. Для водных процедур - Суворовский родник и Северский Донец.

-Поначалу студентам бывает тяжело, особенно девочкам. Первые дни они ноют, но быстро привыкают. Дух экспедиции компенсирует все неудобства, - говорит руководитель археологической экспедиции Владимир Колода.

За находку – сгущенку или пиво

Раскопки - занятие не для случайных людей, уверяют специалисты. А студентам усердия не занимать. Все найденное ими выкладывается на куски картона. Обязательный атрибут раскопок – археологическая канцелярия. Каждый черепок и осколок учитывается в специальном журнале. А в Харьков привозят только те предметы, которые представляют инетерес для науки. Много черепков керамики оставляют в районе раскопок. Все металлическое – скобы, обломки ножей, наконечники копий – вычисляется при помощи металлоискателя. Кстати, за особо интересные находки руководитель экспедиции поощряет студентов банкой сгущенки или бутылкой пива – на выбор.

Аспирант Виктор Квитковский говорит, что сходу влюбился в археологию.

-Для меня все начиналось с романтики. Я приехал на практику в 2002 году, побыл 10 дней, а со второго курса езжу в экспедиции постоянно. Полдня работаем, а до следующего утра – можно отсыпаться, играть в шахматы, купаться. Главное, утром встать и снова пойти на работу. Вечером здесь очень душевно – гитара, разговоры...

Подтверждение его слов - 11 семейных пар, образовавшихся в экспедиции. К слову, дочь Владимира Колоды тоже встретила свою любовь на раскопках в Мохначе. Некоторые бывшие студенты наведываются сюда уже со своими детьми.

Археолог - почти следователь

Руководитель экспедиции сравнивает работу археолога с работой следователя. Найти обломки древности – только первый шаг, нужно еще их расшифровать.

-Есть место действия, есть улики, следы. Надо все это соединить вместе и понять... Конечно, мы с фигурантами не встретимся, но зато какое поле для интерпретации! Для археолога важно иметь богатую фантазию, к тому же волей неволей нужно разбираться в металлургии, зоологии, антропологии, архитектуре, - рассказывает Владимир Колода.

Часто, чтобы понять смысл находки, приходится изучить гору литературы, подключить коллег из других стран. Но и это не всегда помогает. Несколько лет назад в жилище древних славян был найден жертвенник с челюстями байбака, а рядом - глиняная скульптура этого животного. Находка удивила историков, ведь сурок никогда не был предметом поклонения для славян и аланов.

-Мы вспомнили, что байбачий жир – хорошее народное средство для лечения туберкулеза. Надо полагать, что при жизни в землянках туберкулез был распространен. Позже мы отдали останки с десяти погребений на экспертизу и медики выяснили, что древние действительно могли болеть туберкулезом. Были и другие версии: в литературе я встретил, что у монголов есть животное табарган, один из степных сурков, который считался проводником из мира живых в мир мертвых. Вот и эту гипотезу тоже рассматриваем, но окончательно решить сложно, - делится археолог.

Археологические раскопки будоражат умы местного населения. Ходят легенды, что в этих местах похоронен рыцарь в серебряных латах. А один из жителей Мохнача сообщил Владимиру Васильевичу по секрету, что белогвардейцы закопали под деревом... две бочки с золотом. Но археологи всерьез не воспринимают такую информацию.

Ребра овцы приняли за кисть женской руки?

Потомки аланов, современные осетины, к археологическим изысканиям харьковчан относятся с большим вниманием. Время от времени Владимир Колода консультируется с коллегами из Северной Осетии. Иногда подсказки помогают, но в особо трудных случаях их знаний мифологии и обрядов бывает недостаточно. Пример этого – находка прошлого года. Кости с тремя надетыми на них браслетами, которые археологи приняли сперва за кисть женской руки, как оказалось, вообще не принадлежали человеку. Палеонтологи пришли к выводу, что это реберные кости мелкого хищника или мелкого копытного животного. Культуролог из Осетии сообщил, что лисы и волки в аланской мифологии практически не встречаются, поэтому версия хищников отпала сразу. Но выяснилось, что до сегодняшних дней у осетин сохранился обряд подношения духам.

-Преподносятся три - пять ребер овцы на лопатке этой овцы. Но у нас всего два ребра и нет лопатки, поэтому вопрос остается открытым, - сетует Владимир Колода.

К счастью, не все загадки остаются без ответа. В 2005 году в Мохначе обнаружли захоронение кузнеца, под головой которого лежало металическое  надочажное кольцо. Историки из Осетии разъяснили значение обряда. Очажные принадлежности для осетин священны. Кольцо с цепью, на котором подвешивают котел, передаются от отца к сыну. Если кольцо положили в могилу кузнецу, это значит, что он был последним мужчиной в своем роду.

 Лондон – слово осетинское?

Трепетное отношение осетин к своей истории вызывает у специалистов добрую улыбку.

-Осетины люди очень мифологизированные, - рассказывает Владимир Васильевич. - Они считают, что славяне – это аланы, Лондон и Белфаст – осетинские города, а современные ирландцы – те же осетины. И у них есть свои аргументы. Например, роксоланы в переводе с осетинского, - это светлые аланы. Лондон по-осетински означает “большая вода”, а Белфаст переводится как “сломанная лопата”. Но самое удивительное, что на древнем белфастском гербе изображена сломанная лопата.

Мохнач манит “черных” копателей

Кроме археологов и студентов проявляют интерес к поселению аланов и черные копатели. Правда, от любителей легкой наживы природа надежно защитила древности глинистой почвой. Чтобы выкопать что-то, нужно хорошо потрудиться. К тому же золотые и серебряные вещи, которые в первую очередь привлекают “черных археологов”, в Мохначе встречаются крайне редко. Аланы были оседлыми скотоводами и земледельцами, особым богатством не отличались.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт