Марьяна Даниленко, Юлия Сокол. Фото Марьяны ДАНИЛЕНКО. (12 августа 2008)
Как четырехлетней Аленке спастись от родной матери?

Как четырехлетней Аленке спастись от родной матери?

Четырехлетнего ребенка подкармливают соседи.

«Моя принцесса ни в чем не нуждается», - пьяным голосом говорит Ольга, поглаживая по голове избитую и голодную дочь

Людмила Борисовна позвонила в нашу редакцию из Нью-Йорка:

- Помогите ребенку! Девочка четырех лет нуждается в помощи. Я родом из села Пролетарское Волчанского района. Там родилась, там могилки моих родителей. Когда вышла замуж, уехала с мужем за границу. Каждый год приезжаю в родное село. И этой весной была. Мама Аленки, Ольга, раньше была нормальной: не пила, вела себя прилично, - рассказывала женщина о жизни Алены Белоус. – В этом году я ужаснулась, увидев эту бедную малышку и ее пьяную мамашу, спящую под забором. Я решила, что этого так не оставлю! Дело в том, что несколько лет назад погиб мой ребенок. Дети – это дар Божий, необходимо помочь Аленушке. Рассчитываю на вас!

«Дочь деревни»

Приехав в Пролетарское, мы с ходу встретили людей, которые знают историю девочки от и до. Зинаида Васильевна сразу же пригласила нас к себе в дом, показала фотографии ребенка, рассказала все, что знает. А знает она немало, ведь приходится крестной матерью Ольге, матери Алены.

- Папы у Ольги не было. Мама сильно пила, но годам к 45 бросила пить водку и принялась за чифир, курила много. Когда Оля была маленькой, никто за ней не приглядывал. Я, как крестная, кормила ее, мыла, покупала одежду. У Оли детство отняла мать. Она окончила всего пять классов, а дальше Зося (мать Ольги) продала ее цыганскому табору за долги. Лет восемь после этого о ней не было ни слуху, ни духу. А потом появилась. Хорошая, красивая... Думали, воровать станет. А она – нет, не воровала. Жить не на что было, так она занимала деньги, но долги всегда отдавала вовремя. Всем селом ей помогали: кто продуктами, кто одеждой, кто деньгами. У нее даже прозвище появилось - Дочь деревни, - улыбаясь, вспоминает Зинаида Васильевна.

«Когда уедете, кто меня защитит?»

- Потом с парнем жить стала. Сашка его звали, лопоухий такой, но приятный. Не пил вроде. Родила от него Аленку. Как ребенку год исполнился, начала пить, выгнала Сашку, в общем, пошло-поехало. Я просила ее остановиться, пыталась пробудить в ней совесть, умоляла не забирать детство у Аленушки, но, как видите, бесполезно, - вздыхает женщина.

Найти горе-мамашу нам помогли ее односельчане. Женщина спала прямо на земле, в собственных испражнениях. Девочка сидела рядом и плакала. Мы попытались поговорить с Ольгой. Девочка стала просить, чтобы мы не делали этого:

- Мама, как проснется, – злая очень, даже драться лезет. Она побьет вас! – всхлипывала Алена. Мы попытались успокоить ребенка, мол, защитим ее, на что малышка грустно отвечала:

- А когда уедете, кто защитит?

Глядя на измученное личико девочки с огромным синяком, спрашиваю:

- Что у тебя под глазиком?

Аленушка подумала немного, потерла маленькой ручкой свежий красновато-синий след от размашистого удара и невозмутимо ответила:

- Комары покусали…          

«Она накормлена, одета и ухоженна»

Чуток придя в себя, горе-мамаша заплетающимся языком принялась убеждать нас, что ее «козочка и принцесса» ни в чем не нуждается: она накормлена, одета и ухоженна. Привести дословно слова матери мы не можем – ее речь была густо пересыпана нецензурщиной…

Тем временем к месту лежбища матери-алкоголички начали подтягиваться односельчане. Завидев людей, Ольга подскочила, стала вести себя неадекватно. Она угрожала сжечь все дома в деревне за то, что ее «сдали ментам и газетам». Оскорбляла она всех без разбору, но больше всех досталось одной из сельчанок - Галине.

- Ты смотришь, как тварь и проститутка! – с этим криком Ольга бросилась на женщину, и началась драка. Когда женщин разняли, Ольга с матами и проклятиями схватила ребенка за руку и неуверенной походкой куда-то поковыляла.

- Вам еще повезло! – говорит Галина. – Она очень агрессивная! У нее ведь за плечами два срока за избиение людей. Как напьется, не дай Бог ей на глаза попасться: сразу все виноваты в том, что жизнь у нее не сложилась!     

На ночь Алену выгоняют на улицу

Дом, в котором обитает малышка, ужасает. Внутри грязь, антисанитария, быт никак не обустроен. Но даже в таком помещении девочке не позволено спать – ночует Алена на пороге, на подстилке.

- Тут Аленушка спит, когда у Ольги гости, а они у нее, поверьте, почти каждый день. Бывает, повезет малышке, что они на ночь по домам расходятся, а в основном же остаются до утра, – рассказывает Зинаида Васильевна. – По-видимому, девочка, видя эти пьяные рожи, драки и оргии, слыша мат и ругань, начинает плакать и просить маму, чтобы та все бросила, прогнала алкоголиков. Чтобы дочь не мешала, Ольга и придумала для нее подстилку на крыльце. Я не раз просыпалась ночами от того, что Алена жалобно скулила и стонала, как собачонка. Прибегу во двор, смотрю – ребенок на крылечке в комочек сжался и плачет. Не выдерживала такого - к себе забирала. Утром, конечно, выслушивала от Ольги, что и дом сожжет, и прирежет за то, мол, что дочь против нее настраиваю.        

Педикулез лечила дихлофосом

- А в начале мая, - продолжает рассказ Зинаида Васильевна, - пришла ко мне Аленка покушать, а я смотрю, у нее глазик потек, личико красное и она его все время ручками трет. Спросила ее, что случилось, а она рассказала, что в волосах блошки завелись и мама их дихлофосом травила: на голову побрызгала. Я сразу санстанцию из района вызвала, думала, помогут. А они приехали, хлорки в колодец насыпали – вот и вся помощь!

Уезжать из Пролетарского было тяжело. В душе все сжималось и переворачивалось: как уехать и оставить четырехлетнего ребенка в такой беде? Как девочке помочь?

Звонок в сельсовет

«Мы дали матери Аленки еще один шанс»

По словам жителей Пролетарского, они неоднократно обращались к председателю сельсовета Раисе Шупенко с просьбой помочь девочке. Но реакции не последовало. Чтобы узнать, почему, мы позвонили в сельсовет.

- Я все время держу в поле зрения эту девочку, - сообщила «Комсомолке» председатель Червоноармейского первого сельсовета Раиса Шупенко. - Так что нельзя сказать, что сельсовет махнул на нее рукой. Не так давно мы с районным опекунским советом были в Пролетарском, изучили условия, в которых живет ребенок, переговорили с матерью. Было принято решение отправить Ольгу на добровольно-принудительное лечение в Харьков. Надо дать этой женщине шанс, ведь ей всего 30 лет, да и Аленку она сильно любит, горой за нее стоит. Отберем дочь – никто ее уже не вырвет из объятий зеленого змия. А детдом никогда ни одному ребенку не заменит мать. Да, дети там накормленные, ухоженные, но все равно скучают за своими непутевыми родителями. Кстати, не могу сказать, что Аленка голодает. Сколько раз ни приезжали домой к Ольге Белоус, еда у девочки была. Да, пусть вермишель, пусть вчерашняя, но была же!

В службе по делам несовершеннолетних Волчанской райгосадминистрации подтвердили, что Ольга Белоус направлена на лечение в Харьков. На вопрос: с кем в это время находится девочка, и.о. начальника службы Валерий Викторович Елеференко ответил, что за Аленкой приглядывают знакомые ее матери, которые живут по соседству. По его словам, если Ольга после курса лечения не возьмется за ум, ее лишат родительских прав. К слову, на учете в службе по делам несовершеннолетних 140 (!) неблагополучных семей – и это в одном только Волчанском районе.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии для кассира банка Харьковсмотреть погоду в одессеМеченосец