Юлия ЯРМОЛЕНКО. Фото автора. (26 августа 2008)
«Мы устали жить без воды и канализации»

«Мы устали жить без воды и канализации»

Комментарии: 2
Бывший военный Александ Шурупов не получает пенсию из-за того, что не может прописаться в своей квартире.

Владельцы квартир по улице Академика Богомольца, 41 мечтают об элементарных удобствах. Несколько харьковских семей более года живут в доме без элементарных удобств – об электричестве, отоплении, канализации и воде в трубах они могут только мечтать. Но деваться им некуда: чтобы купить квартиру в новостройке, многие продали старое жилье и взяли кредиты. «Мы ведь не знали, что, обещая ввести многоэтажку в эксплуатацию в 2005 году, нас обманывали» - разводят руками жильцы.

«В холода каждый час проверяла, дышат ли дети» 

Семья Грибчук давно мечтала перебраться из села в Харьков – здесь и работа есть, и дети смогут получить хорошее образование. На «вторичку» денег не хватало, решили купить квартиру в доме, который еще строился.

- Всей суммы у нас не было, поэтому муж уехал на заработки за границу, - вспоминает Инна Грибчук. – Когда пришли заключать договор, нас убеждали: в 2005 году дом будет сдан. Решили, что еще год будем ютиться у родителей. Моей дочери на тот момент было пять лет, я посчитала, что как раз справим новоселье и отдадим ее в первый класс. Нас это устраивало. Но пришел 2005 год, потом 2006-й, а дом все еще достраивался. Ребенок пошел в школу в селе, закончил там первый класс. Жить в тесноте мы больше не смогли. Взяла детей и переехала в новостройку по улице Академика Богомольца, 41. Конечно, я верила, что вот-вот дом сдадут в эксплуатацию.

Уже год Инна Грибчук и ее двое детей (муж по-прежнему за границей) живут без электричества, воды и канализации. 13-летний сын женщины по несколько раз в день таскает на пятый этаж полные ведра с водой.

- Эту воду используем для туалета, мытья полов и посуды, - объясняет Инна. - А купаться и стирать ездим в село. Электричество я сама провела в квартиру  - сделала времянку, чтобы дети могли уроки учить и не бояться находиться дома, пока я на работе.

Но самым сложным испытанием для семьи Грибчук оказалась зима. Чтобы не замерзнуть, купили два обогревателя. Но даже они не спасали.

- В январе у нас дома было настолько холодно, что пришлось снимать квартиру за 1000 гривен, - вспоминает Инна. - А в остальные месяцы подключали обогреватели (если электричество было), спали в свитерах, штанах, куртках или шубах. Помню, одна ночь выдалась настолько холодной, что я каждый час вставала проверить, дышат ли дети. Это было очень страшно. После этого на все плюнула, решила, что отвезу детей в село, пусть лучше школу пропустят, чем замерзнут в этой клятой квартире. А в марте нам отопление включили. Правда, несмотря на то, что я платила за него по 280 гривен, батареи были еле теплыми. Так что обогреватели все равно не выключались. Устали мы так жить. И дети чуть не плачут от таких условий. С ужасом ждем наступления очередной зимы.

«Три года прожили на чемоданах по съемным квартирам» 

Соседи Инны Грибчук - Людмила Яковлевна и ее муж - живут в таких же условиях. В 2004 году они продали квартиру в Александрии и купили жилье в горе-новостройке, чтобы быть поближе к родственникам. Три года мотались по съемным квартирам, сидели на чемоданах в надежде вот-вот отметить новоселье.

- Не выдержали: в этом году переехали в квартиру, где нет никаких удобств, - говорит Людмила Яковлевна. – Я уже никому не верю, нас постоянно обманывают – опять твердят, что очень скоро появятся и вода, и отопление будет.

Бывшему военному Александру Шурупову тоже негде жить. Чтобы быть поближе к родственникам-харьковчанам, четыре года назад решил продать свою трехкомнатную квартиру в Симферополе. Приехал в Харьков, начал искать подходящий вариант. Но денег хватало только на хрущевку без ремонта. В итоге, нашел объявление о продаже квартир в новостройке.

- Меня этот вариант устроил, и я попросил отсрочку хотя бы месяц, чтобы продать квартиру в Симферополе. Но мне дали только две недели - пришлось занизить стоимость. Купил новую квартиру на четвертом этаже – она была в ужаснейшем состоянии (как-никак простоял дом более 10 лет). Пообещали мне, что в 2005 году дом сдадут, можно будет вселяться. Временно решил пожить в селе, отдаленном от Харькова. А дело затянулось на все три года. И что дальше будет – неизвестно. И все бы ничего, но у меня до сих пор нет прописки, пенсию я получить не могу, устроиться на работу – тоже.

«Наше жилье хотели прибрать к рукам!» 

Дом по улице Академика Богомольца, 41 начинал строить завод имени Шевченко – еще в советское время. Но к 1992 году полностью успели закончить только два подъезда, а оставшиеся два достроили до седьмого этажа, и забыли о них ровно на десять лет.

- Фонд государственного имущества выставил эти подъезды на аукцион, - рассказывает еще один владелец квартиры в этом доме Анатолий Босенко. – В ноябре 2002 года их купил одна из домостроительных компаний Харькова всего за 399 тысяч гривен. А те, в свою очередь, решили сделать этот дом на паях. Взяли подрядчика, предложили им достроить два этажа, а за это отдали один подъезд полностью. В 2004 году подрядчик практически все квартиры продал. Покупателям обещали к 31 декабря того же года сдать дом (даже документы, подтверждающие это, были). Позже появилось соглашение, что это будет следующий год. 26 квартир застройщик продал заводу «Свет шахтера», четыре выделили афганцам за счет городского бюджета и шесть продали частным лицам.

Через какое-то время жильцы стали беспокоиться, а не повторится ли с  их недвижимостью сценарий «Киевсовбуда».

- Значит, строят дом две фирмы, на паях, - объясняет Анатолий Босенко. - Один – подрядчик, второй – заказчик, дом доводят почти до готовности. Дальше все останавливается. Заказчик подает в хозяйственный суд иск о расторжении договора подряда с претензией, что условия не выполнены. И суд делает застройщика хозяином проданных квартир. После чего вызывают владельцев квартир и говорят: «Теперь мы хозяева, что хотим, то и делаем. В 2004-м вы платили за квартиру 10 тысяч долларов, а сейчас она стоит 50 тысяч, вы должны доплатить». У нас была почти такая же ситуация. Но нам помог Бог: они застряли на экспертизе - сметы не было. Мы сразу же объединились, начали писать заявления и запросы во все инстанции, в том числе президенту, генпрокурору, городским властям. В итоге, оказалось, что в 2004 и 2005 году нам продавали не квартиры, а воздух, ведь разрешение на строительство они получили только 9 июня 2006 года, когда у всех квартир уже был владелец. К счастью, письма помогли, и президента домостроительной компании власти заставили сдать дом в конце 2007 года. Но ни света, ни канализации, ни отопления жильцы так и не дождались. В коммунальных службах дом по улице Богомольца, 41 даже не значился.

- Позже оказалось, что воды, света, отопления нет потому, что мы не заключили договоры с коммунальными службами, - разъясняет Анатолий Босенко. – Но сделать мы этого не можем, потому что, например, с «Харьковоблэнерго» договор должен заключить застройщик на поверку счетчиков, чтобы поставить пломбы. А по холодной воде ДСК не выполнила технические условия. Ведь за то, что получили разрешение на строительство, надо было сделать три колодца для воды, два - для канализации. Но ничего из этого так и не было выполнено. А страдаем мы, жильцы.

загрузка...
загрузка...

Политика

Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах
Антикоррупционеров обвиняют в коррупции и двойных стандартах 31

Помимо фактического признания Сергея Лещенко коррупционером, Нацагентство по предотвращению коррупции также поставило под сомнение незаангажированность директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт