Дмитрий ЧУЙКОВ. Фото автора. (4 ноября 2008)
Харьковчане все чаще предпочитают банкам ломбарды

Харьковчане все чаще предпочитают банкам ломбарды

К сожалению, финансовые эксперты и просто хорошо осведомленные люди все чаще делают плохие пророчества – если им верить, у многих харьковчан, особенно менеджеров среднего звена и строителей, в связи с «фокусами» доллара финансы начнут петь романсы. Трудиться на прежних условиях нельзя, а на период поиска работы нужно на что-то жить. Где взять денег?

Кому – мобилы, кому - брильянты

- 13 лет назад я и сам открывал заведение из-за того, что семейный бюджет «затрещал по швам», - признался журналисту «КП» директор одного из крупных городских ломбардов, а по совместительству еще и преподаватель экономики в ХНАУ «ХАИ» Владимир Макаренко.

Сейчас в Харькове работают ломбарды двух форматов. Одни снимают множество небольших «точек» в метро, другие - просторные офисы на многолюдных улицах.

В первых посетителей обслуживает один человек. За небольшие деньги под высокие проценты он принимает в основном сотовые телефоны. Квалифицированно оценить изделие с бриллиантом или старинное украшение в «подземной точке», по словам специалиста, вряд ли смогут.

- В таких ломбардах, как наш, штат значительно больше, - объясняет Владимир Макаренко. - Каждый из сотрудников - ас в том направлении, на котором специализируется.

За серебряный перстень – три гривны

- «Сарафанное радио» особой рекламы нам не делает. Как правило, клиенты находят ломбард сами, если вдруг припекло, - продолжает Владимир Алексеевич. - Работаем мы не только с бедными слоями населения, но и с предпринимателями. Причем последние обращаются часто. Бизнесменам обычно ссужаем не больше двух тысяч долларов. Максимум можем дать десять, но в очень редких случаях. Минимальной же планки не установлено. Недавно вот дали пенсионерке три гривны за серебряный перстень. Она, признаться, очень странная. Ходит сюда уже несколько лет, утверждает, что раньше занималась наукой и до сих пор пишет диссертацию. Это не мешает ей параллельно сочинять на нас бесконечные жалобы в милицию и в налоговую, инициируя проверки. Ее хорошо знают в большинстве харьковских ломбардов и отовсюду гонят. А нам жалко старушку.

Слово «государственный» действует на пенсионеров магически

Федор Михайлович Достоевский в «Преступлении и наказании» так описал процентщицу Алену Ивановну, что ее, зверски зарубленную бывшим клиентом, читателю в начале романа вовсе не жалко.

- Проводить аналогию между прежними ростовщиками и нами - все равно что сравнивать советский гастроном с современным супермаркетом, - считает Владимир Макаренко. - Есть, конечно, и сейчас скряги, сидящие «на квартирах», но в целом ситуация по сравнению с 19-м веком изменилась в корне. В наши дни существуют даже транснациональные ломбарды с филиалами на разных континентах. Одним словом, каждый сейчас может выбрать  заведение по вкусу. Поэтому в нашем деле на первый план выходят быстрота и культура обслуживания. И все же тем, кто ни разу не закладывал вещи, легко стать жертвой людей, мягко говоря, не очень добросовестных. Сейчас модно вешать таблички, что ломбард, мол, государственный. На пенсионеров это прилагательное производит поистине магическое действие. Людям старой формации и в головы не может придти, что «государство» их обманет, вот и клюют они частенько на липу.                                                                                                                                                   

Не рискуешь - не пьешь шампанское

- Ломбард - бизнес рисковый, - признается собеседник «КП». - Чем больше хочешь заработать, тем больше надо рисковать. Если согласен на маленькую прибыль, берешь только непреходящие ценности: бриллианты, золото, платину и т.д. Если хочешь зарабатывать много - ссужаешь деньги под залог квартир, автомобилей, дорогой бытовой техники. Все это так называемый сомнительный залог, цена на который может быстро упасть. Особенно последнее касается бытовой техники. Если, например, компьютер или цифровую фотокамеру вовремя не выкупят, выручить ту сумму, которую за нее ссудил, практически нереально. Когда залог не выкупают, то, если это обычная ювелирка, мы отправляем его в Нацбанк на лом. Исключение составляют украшения с бриллиантами и драгоценными камнями. Кстати, и ссуды за обычные кольца и браслеты мы выдаем, исходя из стоимости лома. Когда берем технику, ориентируемся на ее цену в интернет-магазинах. Если вещь новая, даем за нее 70 - 75 процентов стоимости. Есть в нашем деле еще один важный нюанс. Если ты заинтересован в процветании, то денег людям надо давать побольше и под меньший процент, чтобы его можно было одолеть. Это тоже риск.

Если клиент хочет выкупить залог, но денег на это нет, он оплачивает только набежавшие проценты и продлевает договор. На «ювелирку» это 10,5 процентов в первый месяц и 9,38 - во все последующие. Продлевать договор можно до бесконечности.

- Есть у нас, например, клиент, уже семь  лет выручающий золотое кольцо. Он уже на одних процентах отдал денег больше, чем заплатил за него, когда покупал, - говорит директор ломбарда.

«Отношение к жизни изменилось»

О размерах своих доходов в ломбардах говорить не любят. Лишь у Дмитрия Дьяченко, коммерческого директора заведения, которое посетил журналист «КП», удалось выпытать, что его зарплата не превышает тысячи долларов в месяц.

- Легко ли здесь работать? Скорее нет, - откровенничает он. - Во-первых, большая часть посетителей по отношению к нам настроена предвзято, а подчас и враждебно. Некоторые просто ненавидят нас, и переубедить их невозможно. Многие считают, что мы виноваты даже в том, что жизнь вынуждает их обращаться в ломбард. Во-вторых, нередко возникают ситуации, когда клиент просто уверен, что его обманывают, и начинает задавать откровенно глупые вопросы, ответов на которые просто не существует. Например, приходит человек без копейки и интересуется: а почему вы мои проценты взяли вперед? Мы ссужаем ему некоторую сумму и, по его логике, из нее сразу же забираем проценты. Это полный абсурд.

До ломбарда Дмитрий работал программистом и о смене рода деятельности не жалеет.

- В людях, проще стало ориентироваться, - объясняет он. Да и само отношение к жизни здесь во многом изменилось.

В ломбард идти выгодней, чем в банк?

Конечно, к деятельности ломбардов люди относятся по-разному. Кто-то рад возможности перехватить денег до зарплаты, кто-то в ужасе от современных гобсеков. Впрочем, большинство сходится во мнении, что бывают в жизни ситуации, когда от ломбарда никуда не денешься.

- Насколько я знаю, банки принимают в залог только золотые слитки, а это не очень выгодно, - рассуждает служащий одной из страховых компаний города Игорь. - Чтобы мне слиток заложить, нужно его перед этим купить. А покупать «рыжик» только для того, чтобы его потом закладывать, нет смысла. Деньги из семейного бюджета придется выделять немалые, так что к концу месяца расходы серьезно не сойдутся с доходами. Если вдруг срочно потребуются деньги, проще принести в ломбард колечко или сережки. К тому же в банках почти всегда очереди, а в ломбардах - нет. Потом, банки кредитуют под залог слитка 60 - 70 процентов от его стоимости, а ломбарды - 90. Если же ты постоянный и надежный клиент, могут выдать и все 100 процентов.

Нередко хорошо отзываются о ломбардах и те, кому приходилось в них обращаться.

- Когда после развода с мужем мы делили имущество, у меня возникли проблемы с деньгами, а тут как раз пришел черед вкладывать их в покупку очередной партии товара, - вспоминает средней руки предприниматель Ирина. - Так я сгребла в кучу все золото, что у меня было и в ломбард. Денег получила столько, что бизнес из-за семейных проблем не пострадал. Потом обернула их и все выкупила назад. С тех пор всем подругам настоятельно рекомендую иметь дома побольше золота.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт