Ксения Щитова. (14 августа 2007)
Харьковские Айболиты вылечат и тигра, и питона

Харьковские Айболиты вылечат и тигра, и питона

«Родных» ворон узнают в любой стае

В кабинете заведующего ветотделом Харьковского зоопарка Константина Жувака – рабочая обстановка. В застекленном шкафчике – пузырьки с лекарствами, шприцы, бинты. Рядом – операционный стол (к сожалению, иногда мохнатым пациентам одними пилюлями и касторкой не поможешь). А за спиной врача – целая фотовыставка. Вот на снимке бригада ветеринаров держит на руках длиннющую змею.

- 85 килограммов весит, - проследив за моим взглядом, комментирует Константин Иванович. - Это питон из нашего террариума, нам пришлось удалять ему опухоль.

А вот фото двух самых обычных ворон.

- Этих птенцов нам принесли страшно изможденными, но мы их выходили, - рассказывает ветеринар.

«Родных» птиц Константин Иванович узнает в любой стае. Уверяет, что недавно видел «своего» ворона на Южном вокзале - он прижился среди сородичей, а вот его сестричка Каркуша до сих пор прилетает в зоопарк.

Пирожным и чипсами можно отравить

Рабочий день ветеринара начинается в восемь, в идеале длится до 16 часов, но если кому-то из животных плохо, специалисты могут остаться ночевать с больным, да и вызовы в зоопарк среди ночи тоже случаются.

Первым делом направляемся к тяжелобольному пациенту.

- Вот жертва неразумности людей, - говорит врач, проводя меня в зимний вольер, где в уголке лежит самая ручная самка муфлона в зверинце – Мартина (в прошлом году Марточку не принял отец, и ее выкармливали сотрудники зоопарка). - Каждые выходные и праздники у нас заканчиваются тем, что болеют животные. Особенно достается копытным. Люди кормят их чем попало и по незнанию наносят животным ужасный вред. Ей могли дать, например, пирожное или чипсы, а это неподходящая пища. Вначале Марточка вообще была в бессознательном состоянии, но сейчас, слава Богу, уже голову держит.

Пообщавшись с больной, Константин Иванович назначает мягкое сено – Марте уже можно понемногу есть.

Хищного пациента осмотрели прямо в клетке

- Сейчас пойдем к хищникам, - объясняет ветеринар. - 23 июля нам привезли двух самцов-сервалов – это дикие кошки, которые живут в саванне. Один из них во время перевозки поломал лапу. Мы ему наложили гипс, но это же дикое животное: ему не объяснишь, что трогать гипс нельзя, он начал его разгрызать. Не хотелось бы, конечно, снимать гипс - по-хорошему, нужно, чтобы он хоть месяц походил так, но будем смотреть по обстоятельствам.

Поставить диагноз хищнику – это вам не кролика лечить. Для начала нужно сделать самую «малость» - зайти в клетку. А если учесть, что у больного сервала есть вполне здоровый сосед – не менее дикий, задачка получается не из простых. Тем не менее усилиями нескольких работников дома хищников здорового самца удалось зажать в угол клетки, а больного – осмотреть. На лапе дикой кошки обнаружился отек, и врач постановил: гипс снимать.

Сколько ест крокодил?

В ожидании всех необходимых для снятия гипса специалистов продолжаем обход. Теперь идем на кухню. Здесь все уже шкварчит, режется, моется... Масштабы «производства» - как на приличной фабрике.

- Ветеринарная служба должна контролировать приготовление пищи. В этой тетради мы делаем записи.

Константин Иванович выводит: «Корма на кухне и складе проверил, разрешаю».

- В книге «Рационы животных Харьковского зоопарка» записано, сколько и какой пищи должно съедать в день то или иное животное. Например, тигру положено 7 кг мяса (мы добавляем туда витамины, рыбий жир...) А вот норма питания миссисипского аллигатора: 0,5 кг рыбы, 1 кг мяса, 40 г костной муки, 20 г мела, живой корм – 3,5 кг.

- А живой корм на фермах закупаете?

- Нет, у нас есть свой отдел кормовых животных, где мы выращиваем курочек, кролей, крыс... Например, в прошлом году заболел леопард, ему нужно было диетическое мясо - вот для этого у нас кролики. Змеям тоже нужен живой корм. В общем, хозяйство сложное, и за всем нужно следить.

Кошки – важные сотрудники

- Конечно, основное предназначение ветслужбы зоопарка – профилактика. У нас есть план мероприятий: мы берем кровь и кал животных на анализ, птиц ежеквартально проверяем на птичий грипп, - рассказывает Константин Жувак. - Кроме того, проводим вакцинацию. Например, все домашние кошки, которые есть в нашем зоопарке, привиты от бешенства.

Кошки в зоопарке – конечно, не часть экспозиции, зато они очень полезные сотрудники. Пушистые помощники ветеринаров занимаются важным делом – дератизацией!

- Они уничтожают крыс и мышей. Например, у Катьки (она живет в обезьяннике) есть свой «план»: семь-десять крыс в неделю. Получается, в месяц она уничтожает где-то сорок штук, а в год – более пятисот. Это неоценимая помощь!

Кошки есть во всех отделах зоопарка, а где и не по одной. Мурок, конечно, специально не покупают: некоторые прибиваются сами, некоторых подбрасывают.

- Эта кошка живет в бегемотнике, - ветврач показывает на симпатичную черную киску. - Она стала жертвой хулиганов: ей перевязали проволокой хвост и пытались затолкать в клетку к шимпанзе. Мы ее спасли, но полхвоста потом пришлось ампутировать.

Багира любит мороженое

Константин Иванович останавливается у лотка с мороженым.

- Кстати, нужно купить мороженое - Багире и Полине, - говорит Константин Иванович. - Они меня уже заметили, если пойду обратно без мороженого, обидятся.

Багира и Полина – это волчицы. Звери очень опасные – так что кормить их мороженым не советую. Но врачу можно – они его любимицы: недаром сразу, как увидят, бегут к прутьям клетки и по-собачьи машут хвостами.

В кабинете Константин Иванович готовится к операции: надевает рабочую одежду, в длинную духовую трубку заправляет шприц – с его помощью сервалу будут делать анестезию. Специалисты собирают все необходимые инструменты и медикаменты, и отправляются к хищнику...

Слава Богу, все прошло удачно: через 15 – 20 минут после укола сервал заснул. Врачи сняли гипс. Несмотря на то, что лапу обездвижили по всем правилам, кошка, похоже, умудрилась поломать ее второй раз. Ветеринары промыли и продезинфицировали рану, наложили швы и повязку – решили, что гипсовать второй раз не стоит.

P.S. Чтобы узнать о состоянии мохнатого пациента, я позвонила в зоопарк через некоторое время после операции: большой кот чувствует себя хорошо.

Справка «КП»

В ветеринарном отделе Харьковского зоопарка работают четыре специалиста. Заведующий, два врача первой категории и фельдшер. Характеризуя своих сотрудников, заведующий говорит только одно: «Работать с такими людьми – одно удовольствие!»

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа для гейм дизайнера в киевепогода вполтавеGerard Lanvin