Арина Свиридова. (16 февраля 2007)
Я знала, что мой муж жив!

Я знала, что мой муж жив!

Вчера у афганцев был памятный день – 18 лет назад наши войска вывели из Афганистана. В семье Куценко о той войне до сих пор стараются не говорить. Альбом с фото из Афгана Александр Петрович не доставал уже лет десять. Слишком уж много боли в тех воспоминаниях. Когда Александра Куценко забрали в Афган, ему было всего 27. Только-только родился второй ребенок.

«Погиб во время Панджшерской операции»

- Мы тогда жили во Пскове. Квартиры не было, скитались по съемным, но были очень счастливы. Планы грандиозные строили… - вспоминает супруга воина-афганца Валентина. - Когда ребят из нашего городка стали забирать, я была уверена, что моего не тронут. Дети ведь маленькие… Но оказалось, никому до этого дела не было. Родина приказала – и вперед. А иначе - партийный билет на стол.

Не успела женщина смириться с мыслью, что супруга отправили на войну, как пришла похоронка. Точнее, о смерти Александра сообщил по телефону его сослуживец.

- Вечером раздался звонок и мужчина начал выражать мне соболезнования. Я даже не сразу поняла, о чем речь, - рассказывает Валентина Куценко. – Еле дождалась утра. Только рассвело, помчалась в военкомат. Думала, скажут, что ошиблись, но там подтвердили: «Погиб во время Панджшерской операции». А мне сердце подсказывало, что он жив. Если бы что-то случилось, я почувствовала бы.

Слезы лить не стала

Плакать, себя жалеть и готовиться к похоронам жена офицера не стала. На следующий день начала паковать чемоданы – решила искать якобы погибшего супруга. Родители и друзья отговаривали ее от безумного поступка. Сослуживцы и вовсе смотрели на Валентину, как на полоумную.
- Все думали, что у меня от горя разум помутился, но я-то знала, что он жив, - говорит Валентина. – Мои предчувствия потом подтвердила записка, точнее обрывок бумаги, на котором неровным почерком было написано: «Я жив» и дата – на два дня позже той, когда мне сообщили о смерти Саши.

 «Я не узнала любимого»

Валентина разузнала у сослуживцев супруга, что где-то в Узбекистане есть военный городок, откуда отправляют вертолеты с продовольствием в Баграм (там служил Александр Куценко). Почти неделю с детьми тряслась в поезде до Узбекистана. Сразу с вокзала помчалась в местный военкомат, но и там о муже ничего не знали. Валентине посоветовали попытать счастья в Фергане (там и располагался тот самый городок, о котором ей рассказывали сослуживцы супруга).

- Я когда приехала, испугалась. Огромный военный городок, но мертвый. Почти всех мужчин забрали на войну, а их жены разъехались кто куда. Пара десятков отчаянных женщин остались дожидаться вторых половинок, - вспоминает Валентина Михайловна. - Мне сразу дали квартиру, там их много пустовало. Стала обживаться и продолжала поиски. Из Ферганы два раза в неделю летали вертолеты в Баграм. С каждым я отправляла письма с просьбами дать хоть какую-то информацию о муже. Поставила на уши командира части в Фергане – он по своим каналам вел поиски.

Месяц Валентина Михайловна жила надеждами в полном неведении. И в один прекрасный день она таки получила долгожданную весть: «Ваш муж в Ташкенте».
Оказалось, что все это время Александр Петрович лежал в полевом госпитале с серьезным ранением. От смерти офицера спас случай. После операции с поля боя отправляли две вертушки с ранеными и погибшими. Александр Петрович должен был лететь с ранеными, по всем спискам прошел, но на борт не попал - места не хватило. А тот вертолет сбили, и все, кто был на борту, погибли. Поэтому и Александра Куценко сочли погибшим.

- Пока ехала к Саше в госпиталь, представляла разные картины, но такого ужаса даже вообразить не могла, - вспоминает женщина. – Представьте: больные гепатитом, брюшным тифом, раненые без рук, без ног – все скопом лежат. Я медик, и для меня это было просто дико. А когда меня подвели к Саше, я его не узнала. Все, что смогла сказать: «Как же ты похудел!» Уезжал крепкий парень, а на койке лежал мальчишка, наверное, и 60 кило в нем не было. Сразу забрала его оттуда. Когда домой приехали, старший сын бросился мужу на шею с криком «Папка!», а младший все прятался за моей спиной. Он ведь его только по фото знал. Когда я объяснила, что это его папа, сын закивал головой и выдал: «Мой папа там, - показывая пальцем на фото, – а это дядя». Долго еще называл мужа «дядя-папа».

Оставалась в Фергане до конца службы мужа

Встав на ноги, Александр Петрович снова вернулся на поле боя, а Валентина Михайловна осталась в Фергане до конца службы мужа. Там спокойней себя чувствовала. Всегда знала, где он и что с ним, да и передачку с чем-то вкусненьким время от времени могла отправить.

- Как мы ждали вертолеты из Баграма! Мужья экипажем письма передавали. А раз в два месяца офицеров, чьи жены были в Фергане, отпускали на два дня домой. Чужих ждали, как своих. Каждая что-нибудь готовила, а вечером собирались вместе и слушали рассказы о том, что там и как. На следующий день мужчина обходил квартиры: смотрел, кому что прибить, починить…

Был случай

Будучи в Фергане, Валентина ко дню рождения мужа приготовила для него передачку: курицу зажарила, пирог испекла. - Но какой праздник без горячительного? Передавать можно было не больше двух литров вина и 10 литров пива. О водке речь не шла.
Но я решила немного обхитрить контролеров, - рассказывает Валентина. - Взяла гроздь винограда, положила ее в банку, залила все водкой и закатала крышкой, как компот. Передачка спокойно прошла контроль.

Вместо послесловия

После Афганистана у Александра и Валентины родилась дочь. Сейчас семья живет в Купянске. Александр Петрович давно уже не служит, работает в городской администрации.

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия мастера по ремонту телефонов в Харьковена 10 днейNorman Jewison