Людмила ВАСИЛЕНКО (3 марта 2011, 11:41)
Получивший травму на производстве начальник поезда потерял и здоровье, и должность

Получивший травму на производстве начальник поезда потерял и здоровье, и должность

Комментарии: 20
Юрий Новиков: «Я сделал операцию, чтобы работать, потому что не чувствую себя инвалидом». Фото Ларисы УКРАИНЕЦ.
На операцию на сердце выделили 2700 грн
 
- С 1985 года работаю на вагонном участке, - рассказывает Юрий Новиков. – В 2001 году получил травму на производстве. Историю хотели замолчать, но я добился, чтобы мне оформили все, как положено. Для этого пришлось обращаться в Инспекцию по безопасности труда - приезжали, расследовали. В 2002 году мне дали 20 % потери трудоспособности и признали инвалидом третьей группы.
 
А случилось тогда вот что. Юрий Новиков был начальником поезда Харьков - Днепропетровск. Один из пассажиров напился, и чтобы его утихомирить, пришлось вызвать милицию. Дебошир уговорил не ссаживать его, а перед прибытием на свою станцию, ночью, он жестоко отомстил начальнику: разбил голову и сломал нос. После этого жизнь Юрия Новикова в корне изменилась.
 
Сначала он лишился любимой работы.
 
- Меня комиссовали, - продолжает Юрий Николаевич. - Я перешел в заводскую группу, поработал там два месяца, потом меня перевели на прачечный комбинат, где я был мастером до 2005 года. В 2005-м меня перевели старшим мастером в 59-й цех, где моют вагоны и кузова.
 
А в 2009-м у Новикова случился инсульт. Врачи обнаружили у него порок сердца, и в 2010-м мужчине сделали операцию по замене клапана и признали инвалидом второй группы
 
- Я сделал операцию, чтобы работать, потому что не чувствую себя инвалидом, - рассказывает Юрий Николаевич. - Чтобы насобирать необходимую сумму, мне пришлось продать автомобиль. Конечно, я обращался за помощью к руководству. Мне дали оклад в размере 1700 гривен от начальника дороги и еще тысячу гривен. Я не хочу сравнивать, но обычно даже на более легкие операции предприятия выделяют больше денег.
 
На жалобы о хамском поведении начальника руководство не реагирует
 
Но на этом неприятности Юрия Новикова не закончились. В апреле 2010 года начальником харьковского вагонного участка № 1 стал Игорь Рудяченко. 
 
- Он мне прямым текстом говорил: ты здесь работать не будешь, инвалиды должны работать за забором предприятия, - утверждает Юрий Николаевич. - Чтобы положить конец таким разговорам, я пошел к начальнику ЮЖД Виктору Остапчуку на личный прием. Он отнесся ко мне очень хорошо, выслушал и поручил перевести в новый вагономоечный комплекс бригадиром.
 
Однако эту должность Новиков так и не занял.
 
- 13 октября 2010 года Игорь Рудяченко пригласил меня на личный прием. Начал предлагать мне должности, на которых я из-за своего состояния просто не смогу работать, - рассказывает Юрий Николаевич. - После разговора мне стало плохо, я еле дошел до медпункта. Мне вызывали две «скорых помощи», забрали в больницу. Потом оказалось, что у меня был гипертонический криз.
 
Во второй раз, по словам Новикова, он обратился к начальнику пассажирской службы Владимиру Гуляеву, сначала устно, потом письменно. 
 
- Гуляев подписал приказ о переводе, но не обратил внимания на мою письменную жалобу о хамском поведении начальника вагонного участка, - продолжает свой невеселый рассказ старший мастер. - Но самым неприятным для меня был конфликт на планерке, куда приходят старшие мастера и начальники. Я только вышел с больничного и не совсем ориентировался в текущей ситуации, поэтому не смог сразу ответить на вопрос о том, сколько вагонов было помыто. Было очень неприятно, когда Игорь Федосеевич очень некорректно поговорил со мной прямо в присутствии наших коллег. Я думаю, что Остапчук не знает обо всем этом, такого он бы не допустил.
 
Вагономоечный комплекс не работает
 
И таких честных и трудолюбивых сотрудников, как Юрий Николаевич, много на железной дороге, говорит заместитель свободного профсоюза вагонного участка № 1 на ЮЖД Лариса Украинец.
 
- Но не все решаются вот так открыто рассказывать о своих проблемах, потому что просто боятся увольнения, - говорит женщина. - На самом деле вагономоечный комплекс, который так торжественно был открыт в прошлом году и куда Юрия Новикова бригадиром приказал перевести Остапчук, до сих пор не работает.
 
Официально комплекс, рассчитанный на 600 вагонов в сутки, был открыт 28 октября. На мытье одного пассажирского поезда из 15 - 20 вагонов необходимо всего лишь 20 - 25 минут. Однако, по словам сотрудников, только сейчас туда начинают подводить коммуникации.
 
- А в это время наши женщины продолжают мыть все вагоны руками! – возмущен Юрий Николаевич. - За два дня до открытия мой цех полностью вымыл весь состав, в две смены, помыл кузова вагонов, а потом на торжественной части их побрызгали водичкой, сделав вид, что они только-только из мойки.
 
При этом, возмущаются в независимом профсоюзе ЮЖД, люди работают с голыми руками на морозе до - 10, и платят им все меньше и меньше.
 
- За один помытый снаружи вагон железная дорога платит всего лишь 13,71 гривны, - говорит Юрий Новиков. - Сумму эту делят на четверых! Таким образом, если женщины моют вагоны внутри, то у них в среднем получается около 100 гривен в сутки, если же кузова - 36 - 37. А по новым нормам за семь помытых вагонов будут платить по 100 %, а остальные будут считаться вагонами, вымытыми сверх нормы, а значит, тарифицироваться как 70 %.
 
Иногда приходится трудиться даже в ночное время.
 
- Но и эти работы достойно не оплачиваются, - говорит Юрий Новиков. - Официальные приказы не издаются, вместо этого меня, как старшего мастера, заставляют писать следующее: «Прошу вашего разрешения вывести людей для мытья вагонов». А людей заставляют писать, что они дают свое согласие. Но при этом оплата все равно мизерная. А попробуй не выйди - можешь лишиться работы.
 
В профсоюзе говорят: не хватает на предприятии простых рабочих профессий: тех же мойщиц, угольщиков, экипировщиков.
 
- Но их не принимают, - констатирует Лариса Украинец. - А как могут три человека помыть состав? Каким может быть качество работы этих людей?
 
В тему
 
Неважно живется не только мойщицам.
 
- Женщинам-проводницам приходится самим поднимать в свои вагоны 13-килограммовые ведра с углем, чтобы наполнить «карманы» (места для хранения угля),  перебирать этот уголь, потому что качество его оставляет желать лучшего, - говорит Лариса Украинец. - При этом можно выбросить до трети полученного топлива. Уголь перемешан со щебнем и при топке не дает свыше 70 градусов на котле. Хотя при такой температуре, как сейчас, и при таких вагонах он должен держать хотя бы 90 градусов.
 
По словам проводников участка, жалуются даже пассажиры.
 
- При топке выделяются токсичные газы, дышать которыми вредно не только проводникам, но и пассажирам, - продолжает женщина. - Тему эту мы поднимали еще года три назад. Тогда к нам прислали проверку, все зафиксировали. После в течение месяца выдавали хороший уголь, а затем все стало возвращаться на круги своя.
 
- У многих женщин есть онкологические заболевания - из-за того, что они носят тяжести и испытывают постоянные вибрации, - подытоживает Украинец. - При приеме главная обязанность работодателя - это предоставление нормальных условий труда. Наше руководство нарушает эту обязанность. Людям невозможно нормально поесть (в большинстве вагонов нет холодильников и микроволновок), летом - невыносимая жара, зимой - сквозняки и холод, нет хорошего угля...
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт