Наталья АМИРХАНЯН. (4 октября 2011)

Деревья в парке Горького обещают вылечить

В харьковском Диснейленде не будет ни одного больного дерева. Мэр Геннадий Кернес на днях пообещал, что во время реконструкции парка им. Горького   там вылечат все зеленые насаждения. Специалисты по лесному хозяйству радуются такому подходу, правда, попутно замечают: найти в городе здоровое дерево практически невозможно.
- В парке Горького в основном дубы. Они могут болеть стволовыми гнилями, которые образуются от ран, споры развиваются, и дерево гниет. По внешнему виду растения сложно сказать, что дуб болен, но он может упасть от ветра, потому что внутри - пустота, - объясняет Иван Усцкий, заведующий лабораторией защиты леса НИИ лесного хозяйства.
Напастей, которые могут атаковать растения в городе, целая куча. Разные грибковые болезни переносят насекомые, добавляет проблем и погода. Особенно пострадали растения после необычайно жаркого лета 2010 года.
- Появилось больше сухостоя и ослабленных растений. После засухи у деревьев начали прогрессировать хронические болезни. Устранять это можно выборочными санитарными рубками, но не сплошными. Аварийных деревьев в парке не должно быть, - убежден Усцкий.
Лечение деревьев – удовольствие невероятно дорогое и кропотливое, отмечают ученые. Вряд ли из бюджета города выделят столько средств на эти цели, сколько необходимо. Обычно власти обходятся санитарными вырубками. На препараты деньги находятся, если речь идет о вековых дубах, особенно связанными с какими-то  историческими деятелями.
- Стоимость лечения зависит от препаратов, от времени. Можно, конечно, залезть,  обрезать мертвые сучки, закрасить кроны… Лечение одного дерева - от 2 тысяч гривен до тысячи долларов, - уверяет Иван Усцкий.
"Легкий" вариант лечения, по наблюдениям ученого, в городе еще практикуется. Но основательные спасательные процедуры заменяет пила.
Против радикальных методов выступают защитники природы. Они знают десятки способов, как продлить жизнь растений.
- У нас "полечили" в парке Горького уже 1100 деревьев – остались одни пеньки.  Исчезли дубы и ясени, которые простояли бы до тысячи лет. Остались недолговечные породы. Сейчас мы обходили территорию со специалистом, возраст деревьев – 40 – 50 лет, посаженных до революции деревьев почти не осталось, - утверждает эколог Олег Перегон.
загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

работа ландшафтный дизайнер в Днепропетровскепогода СаратовМихалков Никита Сергеевич