Владимир Оглоблин:  Встреча с ламой недалеко от Монголии перевернула мое мировоззрение

Владимир Оглоблин: "Встреча с ламой недалеко от Монголии перевернула мое мировоззрение"

 

Фол:

Скажите, все Ваши выставки посвящены красотам России или есть и такие, где показана прелесть нашей страны?


Россия потому что мое детство прошло в России. То что творят сегодня политики - скоро пройдет. Духовные просторы безграничны. Есть фраза - для подъема духа нет плохих времен. Я очень люблю снимать зимний Крым. Я очень надеюсь показать харьковскую съемку, надеюсь, что в ближайшее время она состоится.

Марина:

Владимир, на Ваш взгляд, сняты ли Ваши лучшие кадры или это все еще впереди? Что Вы можете сказать о зарубежных грантах в области фотографии? Насколько они реальны и доступны? Существуют ли гранты в Украине? Что Вам известно о развитии профессиональной фотографии в Украине, России?

Вы знаете, как всегда, все лучшее еще впереди, я надеюсь, что лучшие кадры я еще найду, которые мне подарит природа. Есть определенное количество снимков, за которые мне не стыдно, я их периодически выставляю на выставках или публикуются в журналах и при этом находят своих ценителей. Знаете, если сейчас оценивать проделанную работу, можно сказать, что хорошие работы, находки, конечно же были, но при этом я могу сказать, что я же еще не остановился, я продолжаю искать и искать. Я очень надеюсь, что это желание нисколько не отступит и в будущем. Что касается грантов, мне трудно сказать. Я знаю, что они существуют, но мне не удалось к ним прикоснуться. Я представлял свои работы в Германии, во Франции.... Я думаю, что эти гранты попадают к тем, кто причастен к администрации, я же далек от этого. В России гранты существуют, за них можно бороться своим творчеством, и искусством. Что касается третьего вопроса, я думаю, что каждый фотограф должен пройти профессиональную школу, освоить технику. Ну и важен, конечно божественный дар. Я уверен, что человек, который устремлен, который хочет найти свое место в фотографии, при настойчивости и творческом подходе обязательно добьется любых поставленных целей. Я могу сказать, что примерно до 32-33 я снимал практически все, это был портрет, это была жанровая фотография, это был репортаж... Но необычная встреча с одним священником, ламой, недалеко от Монголии, буквально перевернуло мое представление о своем предназначении. Он мне сказал тогда, что можно искать себя до 32 или 33 лет, это нужно и вполне нормально, но потом нужно все-таки остановиться и посмотреть чего ты достиг уже к этому возрасту и дальше твой путь будет словно через воронку — он так мне и сказал. Все лучшее что ты сможешь собрать на этом пути пытайся собирать, этот путь может быть от нескольких лет до бесконечности. Когда приходит осознание этого, ты становишься интересным, твои дела обретают смысл, но нужно знать, что этот путь пройти до конца просто невозможно. Поскольку я понимал, что интерес к природе во мне с детства, я и решил сфокусировать все свое внимание именно на природе. Но опять таки, иногда я продолжаю снимать портреты, участвую в выставках, различных показах, это бывает довольно нечасто не вовсе не мешает. Я для себя это так определил и понимаю, что именно это мое.

mik:

Владимир, чем вы занимаетесь кроме фотографии? Откуда черпаете вдохновение для творчества? Вы работаете один или с помощником? Кто занимается обработкой фотографий?

Кроме фотографии я занимаюсь частным бизнесом – я директор рекламно агентства — это рекламная фотография, полиграфия и так далее. Что кается фотографии, я этим приболел очень давно, больше 30 лет назад и с удовольствием продолжаю болеть. Последние, наверное, 20 лет я профессионально занимаюсь фотографией и не хочется прекращать. Это даже не дело, понимаете, это образ жизни, я этим живу. Что касается вдохновения - это природа, ее красота, успехи и победы в конкурсах или даже проигрыши, которые в свою очередь подстегивают и вдохновляют на дальнейшее творчество. Знаете, вообще, словами довольно сложно говорить о вдохновении, зачастую это или появляется или нет. Почти перед каждой съемкой я буквально молюсь, чтоб появилось вдохновение, без него работать невозможно.
В основном я работаю один, за исключением случаев, когда мне нужен проводник. Тут же, что касается походов, иногда очень не хватает помощника, который бы просто помогал переносить тяжести, потому как провиант, карабин (его приходится таскать с собой во время походов, потому как медведей никто не отменял) и фототехника — довольно нелегкая поклажа для одного человека. Обработкой фотографий я занимаюсь самостоятельно, без чьей либо помощи. Слава богу, за год я освоил все необходимые программы, конечно, я не могу сказать, что это высший пилотаж, но те задачи, которые я перед собой ставлю — вполне решаемы. Собственно, у меня и чудес там немного, я выравниваю контраст ,не более. Редакция, которая приглашает меня на съемки, все таки просит передавать честную фотографию, а не мое творчество.

Что касается Ваших поездок, это ваша личная инициатива или же это командировки?

 

Почти все мои поездки — это сложные и дорогостоящие экспедиции, в которые меня отправляют некоторые издательства. Поскольку я с этими издательствами сотрудничаю уже несколько лет, за мной, в той или иной мере закрепилась определенная репутация, мне доверяют. Дело в том, что есть психологически очень сложный момент: тебе доверяют — это хорошо, но тут же, за тебя платят, тебе авансируют поездку и это накладывает весомую ответственность за то, что ты делаешь или должен сделать. Например, был со мной такой случай на Чукотке, моя поездка стоила 50 000 долларов. Вы же понимаете, что временами приходят мысли в голову: а как я вернусь без съемки? То есть, это накладывает очень большую ответственность, и, конечно, если я оправдываю эту поездку - меня приглашают еще. В связи с этим, мое имя важно для меня, и я очень стремлюсь не потерять его. И внутренний цензор работает очень настороженно. Я уже не могу представить на суд зрителя или на суд редакции что то случайное или проходное, уже начинаешь фильтровать работы, то что называется - профессионально относиться к этому делу. Когда то у меня в гостях жил очень известный американский фотограф Брэд Смит, он мне однажды сказал: «Ты знаешь, у тебя есть только один, первый шанс, тебе дают возможность выбрать эту работу. Но достаточно тебе сделать хоть один сбой — о тебе тут же забудут или по крайней мере, не сделают второе предложение». Ну а поскольку мы живем все с вами в известное время, потерять доверие очень нежелательно. А вообще, знаете, никого абсолютно не интересует, как тебе даются те или иные съемки. Грозит ли тебе опасность, рискуешь жизнью или здоровьем, получаешь ли ты травмы — все это никому не важно. Часто приходится обиваться от медведей в экспедициях, совсем недавно, в прошлую поездку, я провалился под лед... Все это, так называемые издержки производства, это элементарный рабочий фон.

 

Вам дают конкретные инструкции по съемкам, то есть -что снимать, как, где? Или же Вы руководствуетесь собственным правом выбора?

 

Чаще всего мне доверяют тему. С одной стороны это легко, ты, кажется, свободен. Но с другой стороны это очень непросто. Иногда, первое время бывает просто отчаяние — я не понимаю, куда ехать, что снимать, какие пути выбирать... Это очень сложные минуты в работе. Например, я приезжаю на Чукотку с одноименной темой. Но Вы же понимаете, что в данном случае очень сложно не растеряться, потому как это огромная территория, размером с Украину. Конечно, предварительно я что то читаю, что то ищу и нахожу то, что помогает мне ориентироваться на месте. Но это одно. А вот когда ты приезжаешь на место, это совсем другое. Меня ведь в первую очередь интересует фотографическая красота — это вот еще одно очень важное понятие. Очень Важно снимать не то, что просто красиво, а то что красиво и интересно, что может удивить. При том, что всегда, как я сказал, бывает предварительная работа, но попав на место иногда возникает просто отчаяние — я 7е понимаю куда бежать, что снимать... Одни местные жители говорят одно, другие совершенно противоположное. Знаю по опыту, если слепо доверять местным жителям в оценке тех или иных красот — заведомо путь в никуда. То что им приедается каждый день, они не замечают, а это может быть самый прекрасный пейзаж или невозможно красивое место. А совершенно обыденная картинка, даже для глаза горожанина — местных восхищает только потому что это место значимо для них. Например, однажды я несколько дней добирался до «самого красивого озера в здешних краях», по словам местного жителя на Чукотке. Приехав туда я был поражен — самое заурядное озеро в лесу, ничего примечательного. Оказалось, в этом озере было полно рыбы, поэтому для местных оно самое красивое. А однажды, мы с проводником передвигались по долине. Я услышал шум. Проводник небрежно заметил, что это водопад, который не стоит никакого внимания. Я же настоял на том, что бы мы приблизились к нему. Оказалось, это красивейшее место! Мы чуть не пропустили его только лишь по небрежности проводника, которому это не в диковинку. Поэтому, здесь нет никаких средств, кроме собственной интуиции и собственных глаз.

Gella:

На Ваш взгляд, можно ли говорить о фотографе - "профессионал"? Можно ли назвать профессионалом С.Дали или Ван-Гога, К. Брюлова или Айвазовского?

Хитрый вопрос. Я могу ответить на этот вопрос так: любителю иногда удаются хорошие работы, а профессионалу иногда не удаются. Вот и все.

Tina:

Владимир, расскажите, куда планируете поехать в следующий раз, чему планируете посвятить посвятить новую выставку? Чем руководствуетесь при выборе темы, места, сюжета?

Ну, относительно планов, с одной стороны их множество, а с другой стороны я понимаю, что планировать мне очень сложно, я могу только мечтать. Очень хочу попасть на реку Лена, но к сожалению об этом сейчас приходиться только мечтать. Туда поехать довольно сложно, сейчас идут переговоры с правительством Якутии, потому что это очень дорогой проект, он сложный. Пока это только идея, она, между тем, возникла примерно года три назад. Я хочу показать жизнь реки . «Жизнь реки» — это условное название данного проекта.

karen:

Попадали ли в экстремальные условия во время своих поездок посвященных фотографии? Грозила ли Вам опасность?

Вы знаете, такой экстрим я никогда не планирую, но так или иначе это случается всегда. Каждая поездка довольно рискованная затея. Вот в этом году я попал в жесточайший шторм, когда мы шли на маленьком буксире, который не был вообще предназначен для серьезных переходов в море. Когда мы выходили из Магадана в Охотское море, был небольшой шторм. Но уже спустя часа четыре или пять мы попали в жесточайшее испытание. Это были очень сложные часы в жизни каждого, кто находился на борту того буксира, даже закаленные мужики, которые меня сопровождали не находили себе места. Были моменты, когда мы прощались друг с другом и молились... Но ничего, выбрались. Кроме этой истории есть еще многие. Были нападения медведей. Медведь, который скорее всего никогда не видел людей загнал нас с опытным охотником. Это произошло случайно, опять таки — мы просто не успели вы хватить оружие, в результате оказались на дереве. А медведь преспокойно сел внизу, облокотился на ствол дерева спиной и изредка поглядывал на нас снизу вверх. Мы просидели на ветках, как дятлы, почти два часа, пока окончательно не надоели мишке и он от нас не отстал. Иногда бывает, просыпаешься в лагере, а от тебя, метрах в 15 бродит семья медведей, которые пришли на запах...Именно в это раз, помню, я пробил из карабина целую кастрюлю с борщом, который мы так старательно варили. Но в медведя я не попал, они тут же разбежались. Одним словом, нужно всегда быть готовым к такого рода событиям, если ты отправляешься в дикую природу, далеко от цивилизации. В первую очередь нужно быть готовым физически.


Никос:

Владимир, как Вы оцениваете современное фото-искусство в Украине? (Если такое есть). Признают ли наших фото-художников за границей?


Только время оценивает искусство. Я не знаю, сколько лет должно пройти, что украинское фотоискусство заняло свое достойное место в истории фотографии. Сегодня украинская фотография достойно позиционирует себя. Наших художников, безусловно, признают за границей, у нас очень много талантливых фотографов и их с большим удовольствием всегда принимают на выставках. К сожалению, современники не всегда замечают классиков, которые сегодня живут рядом с нами.

En:

Скажите, как Вы относитесь к постановочной фотографии? Принимаете ли Вы такие формы? Какая постановка была самой интересной на Ваш взгляд? (Если такая была)

Постановочной фотографией я занимаюсь с удовольствием. Без этого просто невозможно заниматься рекламной фотографией. Другой вопрос, как это сделано, насколько там проявляется интеллект. Ведь если эта постановочная фотография сделана так, что человек кроме удивления не задается ничем, то я думаю, что в этой фотографии все в порядке. Я снимал и продолжаю снимать постановочную фотографию.

Оксана:

Скажите, возможно ли сегодня зарабатывать на жизнь занимаясь художественной фотографией? Вы состоите в каком-нибудь союзе фотографов? К чему обязывает такое участие, какие с этого выгоды, сложно ли туда попасть?

Да, я состою в союзе фото-художников России и Украины. Дает ли это что -нибудь - сложно сказать. Скорее ты просто чувствуешь причастным себя к некоему процессу развития и становления фотографии. Что касается вопроса заработка денег - сегодня это очень непросто. Иногда работы покупаются на имя, но бывает, что работы покупают и с ходу, у новичков. Но это очень нечасто, редко случается.

Саша:

Как Вы относитесь к современным цифровым технологиям? Вы используете пленочный фотоаппарат или же цифровую камеру? Фотография - это ремесло или искусство?


Второй год я снимаю на цифровую камеру. Однажды, мне предложили снимать город Магадан, по условии поездки мне нужно было производить съемку на цифровую камеру. Для меня переход на цифру был очень тяжелым, с психологической точки зрения.
Отвечая на второй вопрос могу сказать, что на мой взгляд - это ремесло и в первую очередь нужно его освоить. Когда ты это сделал, достиг этого - можно заниматься искусством.

Руслан:

Ваши поездки в Россию - это целевые поездки за фотографиями или же вы совмещаете приятное с полезным - деловая командировку + фотоаппарат?


Мы уже касались этого вопроса, я рассказывал. В основном это рабочие командировки, которые инициируют разные издания и издательства.
загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ