Роман Минин:  Когда мои картины будут продаваться на Барабашово в виде репродукций - тогда это будет признание

Роман Минин: "Когда мои картины будут продаваться на Барабашово в виде репродукций - тогда это будет признание" [ВИдЕО, ФОТО]

Комментарии: 2

Алла: как проходило ваше становление как художника?

Р.: еще в школе меня называли художником. Не в обиду, а потому что я рисовал. Обучался в Харьковском художественном училище. Самой важной для меня была история искусств. И конечно, приемы и техники. Обладая этими знаниями можно себя свободно и уверенно чувствовать. Что касается творческого расширения сознания, то это все среда общения. В училище я приобрел интересных друзей, а это очень важно. У меня был какой-то багаж. Те картины, которые я писал до училища, думаю, достойны внимания. А вот академия дизайна и искусств для меня стала повторением, так как программа лишь ненамного усложнялась. И вообще считаю, что методику преподавания в вузах для людей искусства надо серьезно пересмотреть. Надо людей заинтересовывать. Семестровые работы должны хотя бы иметь шанс быть материализованными в городской среде. Мы умеем делать очень многое, но наши знания никому не нужны. Мы сделали столько семестровых работ! Ходили по Харькову и фотографировали пустые места, которые можно было бы задекорировать монументально. И каждый выпуск сопровождала куча проектов, которые в лучшем случае сгнивали в методфонде, в худшем - выбрасывались на мусорку. Вообще мусорные баки академии - очень интересное место. И я думаю, что при определенном подходе на них можно разбогатеть.

Роман Минин

 

Николай: скажите, вас сейчас есть работа?

Р.: у меня специальность художник-монументалист. А в списках профессий такой специальности нет. Зачем тогда государство выпускает такую профессию?
Я хочу работать на стенах и на больших плоскостях, у меня талант. Несмотря на то, что от государства нет никаких инициатив, мы находим себе работу. Раньше заработать точно можно было на Лукиче - в названии совмещено имя Ильича Ленина и Луки - покровителя художников. Все, кто делал Ленина, гарантированно получали деньги. Например, приходишь в школу и говоришь: вот вам Ленин за тысячу рублей, и пусть попробуют отказаться, не купить этого Ленина, ой как нехорошо будет. Лукич сейчас - это пронациональная тематика. Многие художники-приспособленцы ищут сейчас этого Лукича и находят.
Но думаю, нужно делать то, что получается и изо всех сил, тогда будешь развиваться и станешь интересным для всех, твое творчество не будет высосано из пальца. Я люблю декоративную стилистику народного примитива, и взял тему шахтеров, она легла мне на душу. А живу я на деньги от продажи картин. Продаются редко, но метко. Чувствуется прогресс за четыре года. Меня начинают ценить. Думаю, это правильный путь для художника.

Андрей: Роман, в вашей семье все шахтеры?

Р.: да, все. Дедушки, бабушки, родители. Это часть моей жизни, это - я. Я жил в маленьком городке в Донецкой области до того как переехал в Харьков в 1997 году, впитывал в себя ту атмосферу общения и когда нужно было выбрать свою тему, я выбрал эту. Мне подсказал профессор Гонторов Виктор Николаевич. Ты же, говорит, из Донецка, почему ты шахтеров не рисуешь? И это было поворотным моментом в моей жизни.
Я начал делать эскизы - и дело пошло. Ему понравилось, он начал мне советовать, как дальше развиваться в этой теме. Я понял, что у меня это легко получается.
Я стремлюсь к гармонии формы и содержания. Я до сих пор в творческом поиске: меня иногда бросает от примитива к декоративу. Шахтерская тема мне интересна.

Алена: почему вы решили стать художником, а не шахтером?

Р.: я мог бы. Там мало куда можно пойти учиться, в школе у всех папы шахтеры, мы росли, осознавая, что пойдем дальше в шахты. В этом было спокойствие и нормальность. Шахты не будут закрываться, все стабильно, все работает, никто не спивается от нищеты и безнадежности. До 92 года было так. Мне тоже светило пойти по стопам родителей, но с детства я понял, что хочу быть художником.

Сергей: а приходилось ли вам спускаться в шахту?

Р.: нет. Это запрещено. Но я был везде на поверхности, папа меня брал везде, мне очень нравилось гулять по шахте. Я был в учебной шахте. В учпункте работают мои родственники. Я прошел курс обучения.

Настя: в своем блоге вы пишите, что Донбасс скоро испустит дух. Почему вы так считаете?

Р.: это мое воспаленное художественное воображение. Я не вижу других тенденций. Мне грустно смотреть на ближайшие перспективы развития Донбаса.

Лиза: последнюю вашу выставку можно назвать итогом темы шахтеров?

Р.: этот пласт я еще не выработал до конца. Некоторые интересуются: когда я перестану эксплуатировать эту тему? Меня это очень расстраивает, потому что я не эксплуатирую. У меня много эскизов для стен. На стены с шахтерами я еще не выходил. Дальше я может быть перестану делать картинки, графику. Может это будет анимация.

Лиза: шахтерская тематика на стене. Где это будет?

Р.: вряд ли это будет в Харькове. У меня нет цели оставить свою подпись на камнях «Здесь был Рома». Каждый объект продумывается для каждой стены. Скорее всего я поеду в Донецкую область, летом. Может, это будут закрытые шахты, объекты, за которые меня потом не посадят, если я на них нарисую. Я хочу вписать это в среду, чтобы это имело смысловую привязку.

Саша: почему последняя выставка носит название «План побега из Донецкой области»?

Р.: это о том, что я от нее никуда не убежал, от нее невозможно убежать. Она всегда будет со мной и с теми людьми, которые якобы пытаются убежать, откреститься от прошлого и повысить свой статус, выйти в свет, в высшее общество. Но из Донецка никуда не убежишь и убегать оттуда бесполезно. Есть какая-то обида и отчаянная попытка убежать оттуда в другую среду. У нас слишком много своей малой родины, чтоб мы боялись что-то потерять, и  слишком мало этого большого мира, чтобы достлось каждому. И каждый хочет в этот мир попасть. Но не каждому это дано.

Илья: вас обвиняют в том, что вы предлагаете фараонам делать себе гробницы в терриконах Донбасса и покупать у вас саркофаги. Вы можете ответить на эти обвинения?

Р.: тему гробниц для фараонов я придумал еще осенью 2010 года. Хотел экспонировать ее в Донецке в центре современного искусства «Изоляция». И я не играл на политических событиях, которые произошли на Востоке.
А то, что я фараонам Донбаса предлагаю заказывать у меня саркофаги, так я считаю, что это будет стильно. И предлагаю до сих пор: заказывайте у меня саркофаги - и у вас будут пышные похороны. А помимо саркофагов - терриконы, это последний выдох господина БЖ.

Наташа: привлекают ли вас как художника к евро-2012 в Харькове?

Р.: очень много желающих заработать деньги на этой теме. К сожалению, у нас во власти стоят не те люди, которые заинтересованы в качественном, стильном умном, дорогом обновлении эстетики города. Логично, что будет акцент на дешевизне, чтобы было красивенько, в стиле «Хай-так» - очень популярном в последнее время.

Константин: Роман, вы останетесь в Харькове жить?

Р.: думаю, что жизнь покажет, я здесь не имею пока ничего, я не имею здесь ни особого заработка, ни квартиры. Семья у меня живет в другом городе - так получается. Я ищу место, где буду кому-то нужен. Я бы хотел здесь остаться. Я привык, мне кажется, что это прекрасный город. У меня есть маленький сын, я бы хотел чтобы он рос здесь. Если найду здесь себе применение, останусь.

Семён: скажите,  где черпаете вдохновение?

Р.: люблю смотреть на то, как работают мои коллеги. Люблю путешетвия, хочу поездить по миру, посмотреть какой он большой, открыть его заново. Столько интересного, много людей, которые делают талантливые вещи просто для себя. И эти люди меня вдохновляют.

 

Дмитрий: вы много работаете?

Р.: даже когда мне не хочется, я сажусь и рисую, просто чтобы быть в тонусе. Часто приходят хорошие идеи, когда не ожидаешь. Ты должен просто сидеть с листком бумаги. В общежитиях и в каких-то квартирах я провел больше 10 лет, поменял около 16 мест проживания. Скоро 17 грядет. В живом общении я придумал лучшие произведения.

Эллина: кода вы поймете что добились признания?

Р.: я как-то шел по рынку Барабашово и услышал группу «ЛЮК». Когда мои картины будут продавать на Барабашово отпечатанными репродукциями, тогда это будет признание. Но пока я еще не сделал и 10 % того, что хотел.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт