Айгуль Муканова:  Страховая медицина пока на уровне предложений и сырых законопроектов.

Айгуль Муканова: "Страховая медицина пока на уровне предложений и сырых законопроектов." [ФОТО]

Светлана: Как обезопасить себя с правовой точки зрения во время посещения частных клиник?

Айгуль Муканова: …Есть клиники, у которых хорошая серьезная репутация. Но если вы сомневаетесь и тем более плохо себя чувствуете, то необходимо идти с кем-то. Если будет свидетель того, что было, если он сумеет получить на руки какие-то документы (рецепт, направление врача), то любой документ будет подтверждением того, что вы здесь были. И если с вами что-то произошло в самой клинике, если вы зашли, а выйти уже не смогли, или вышли, а вам стало хуже, то ответственность будет нести клиника.

Наталия Ивановна: Скажите, если я считаю, что с меня взяли деньги за услуги, а сами услуги не были предоставлены, но чека об оплате у меня нет, смогу ли я доказать свою правоту?

Айгуль Муканова: Это, кстати, большая проблема. Требуйте чек всегда. Раз нет чека, то показания свидетеля, другие документы, медицинская карточка, которая заполняется всегда на приёме.

Наталия Ивановна: А клиент может попросить в отсутствии чека допуск к внутрибольничным документам, которые подтверждают его нахождение там? И могут ли ему отказать?

 

 

Айгуль Муканова: У нас есть Закон о праве на информацию и Законодательство Украины об охране здоровья. Исходя из этих законов любая информация, касающаяся лечения, обследования, нахождения в каком-то медицинском учреждении должна обязательно предъявляться по первому требованию человека, который находился в этом медицинском учреждении.

Никита: Как отстоят свои права в том случае, если скорая помощь не приезжает на вызов?

Айгуль Муканова: С такими ситуациями мы не сталкивались. Бывают ситуации, когда не хотят приезжать к тем, кто часто вызывает, к пожилым людям, которым уже, по мнению врачей, невозможно помочь. Но очень редко. Бывает, к наркозависимым не приезжают, бывает, когда очень далеко и «скорая» не может проехать. Но если вы считаете, что это неправильно, вы можете обратиться с заявлением на имя главного врача больницы скорой помощи, на имя начальника Управления охраны здоровья. Но это уже постфактум. И не всегда помогает, к сожалению.

Никита: А есть категория вызовов, на которые врачи скорой помощи могут не реагировать?

Айгуль Муканова: Врачи больницы скорой помощи не могут оценивать по телефону. Если человеку плохо и он самостоятельно не может добраться до лечебного учреждения, то он может вызвать карету скорой помощи. Но в любом случае врачи обязаны приехать и убедиться. После уже могут быть какие-то санкции за ложный вызов и тому подобное.

 

 

Сергей: Во время прохождения медицинской комиссии мне делали флюорографию и обнаружили затемнение в лёгких. Впоследствии выяснилось, что оператор забыл переключить аппарат с учебной программы на рабочий режим. Но до того, как это выяснилось, меня заставили пройти рентген лёгких. Всё оказалось в порядке, но нервы потрепали основательно. Могу ли я подать в суд на государственную клинику за нанесение морального ущерба?

Айгуль Муканова: Да, конечно. У вас достаточно оснований для того, чтобы это сделать.
У нас часто люди не хотят по таким вопросам обращаться в суд, т.к. судебная процедура длительная, неразработанная. Но это основание для иска.

Сергей: Какая нормативная составляющая подачи иска в подобном случае?

Айгуль Муканова: Здесь можно ссылаться на гражданско-процессуальный кодекс, а за основу берётся Закон о защите прав потребителей, который защищает любое лицо, которое получает услуги, даже если это бесплатные услуги. Если вы получаете какие-то услуги и государство обязалось предоставить их вам, то оно должно предоставлять вам качественные услуги. И опять же облучение это не очень хорошо для здоровья, и это можно подтвердить. Просто там есть нюансы, когда необходимо доказать вину для возмещения морального ущерба. И тогда необходимо ссылаться на гражданский кодекс, который защищает данное лицо как потребителя.

Маша: По каким критериям оценивается размер морального ущерба? Эта оценка выводится специалистами либо же сама потерпевшая сторона называет сумму?

Айгуль Муканова: Заявляет лицо пострадавшее, а суд уже выясняет все обстоятельства и уточняет, насколько человек пострадал. Так же выясняется, соизмерима ли степень того, насколько человек пострадал, с той суммой, которую он требует. Другое дело, что у нас нет практики возмещения морального ущерба. Она не разработана. И в суде часто требуют предоставления справки от психиатра, которая подтверждает, насколько сильно человек морально пострадал. На самом же деле человек просто мог переживать и эти переживания должны быть компенсированы. Сейчас в Киеве есть семья экспертов, которые проводят экспертизу по установлению морального вреда. Несколько таких экспертиз помогли нам выиграть в судебных исках хорошие денежные суммы.

Светлана: Скажите, в судебном разбирательстве рассматриваются только справки от психолога или психиатра, которые подтверждают явность морального вреда, или же судом рассматривается и устный комментарий от пострадавшей стороны?

Айгуль Муканова: В идеале это не должно быть основано на справках. Справки должны быть только дополнением. Если суд видит, что была проблема, что человек действительно переживал, если так же были какие-то сопутствующие проблемы, то такое дело должно решаться без каких - либо справок. Но на практике в суде требуют такие справки.

 

 

Светлана Олеговна: Имеют ли право в школе принуждать делать прививки (в данном случае манту), если родители против этого? Имеют ли право не допустить ребёнка до занятий и экзаменов по причине не сделанных прививок? Кто в Украине отвечает за последствия прививок?

Айгуль Муканова: Политика проведения вакцинации определяется Министерством здравоохранения Украины, но Законом о профилактике инфекционных заболеваниях гласит, что вакцинация – это дело добровольное. В этом Законе говорится о том, что прививки должны делаться, но есть одна чёткая норма, которая гласит, что прививки делаются только с согласия родителей или совершеннолетнего, если это совершеннолетний. У нас симферопольская организация занималась вопросом вакцинации, на сайте Харьковской правозащитной группы есть статья, в которой подробно описаны все «за» и «против» вакцинации. Так же там представлена база, на которую может ссылаться человек, который отказывается от прививки.

Светлана Олеговна: Есть ли прививки, от которых граждане Украины не имеют права отказываться?

Айгуль Муканова: Я как юрист считаю, что нет. Исходя из законодательной базы, таких прививок сейчас нет. В случае эпидемии возможно обязательная вакцинация имела бы место, но сейчас таких прививок нет. И опять же у нас было много случаев, когда сам процесс вакцинации не контролировался и качество вакцины не контролировалось. Исходя всего этого, можно сказать, что каждый человек имеет право взвешивать все «за» и «против». У каждого жителя Украины есть право выбора врача и лечебного учреждения, опять же можно самостоятельно купить саму вакцину. Человек может отказаться совсем от вакцинации. Это право есть, оно закреплено и Конституцией и нормативно-правовыми актами. А относительно детей, которых без прививок не берут в детские сады или в школе начинаются проблемы, - это дискриминация. Этого быть не должно.

Александр: Какая льготная категория людей имеет право на льготные операции?

Айгуль Муканова: У нас все операции должны быть бесплатными, если только это не какая-то сложная дорого оплачиваемая операция. Но и в таких случаях есть квоты, которые должны заполняться, если, конечно, кто-то не обходит общие очереди. Но вообще любая операция должна проводиться бесплатно.

Александр: Скажите, а где можно ознакомиться с этим перечнем квот и условий?

Айгуль Муканова: Квоты по каждому заболеванию представлены на сайте Министерства здравоохранения Украины. Но необходимо, конечно же, делать официальные запросы, т.к. это может зависит от области. Бывает так, что эти квоты пополняются различными благотворительными организациями. В одной области они могут быть больше, в другой меньше.

Ирина: Каким категориям граждан положены бесплатные лекарства? Где можно получать эти лекарства?

Айгуль Муканова: Бесплатные лекарства положены малоимущим, больным туберкулёзом и ВИЧ (это антиретровирусная терапия). У каждого врача есть список таких лекарств, которые могут быть выписаны. Если этих лекарств нет в наличии, то их заменяют другими, сходными по составу. Инвалиды имеют льготы на приобретение всех лекарственных препаратов.

Инна: Занимаясь правозащитной деятельностью в области здравоохранения, с какими случаями вам приходится сталкиваться чаще всего? На что чаще всего жалуются пациенты?

 

 

Айгуль Муканова: В Харькове чаще всего жалуются на отказ от предоставления помощи в больнице. Такие случаи были отмечены в больнице скорой неотложной помощи № 4. Было несколько случав, когда человек поступал в отделение реанимации, а на следующий день его выписывали в тяжелом состоянии. Было много жалоб, когда врачи вымогали деньги, к сожалению. И был даже случай, когда человеку, который не заплатил, отказывались делать операцию. Не заплатил, конечно, неформально. Часто жалуются люди на то, что заставляют оплачивать благотворительный взнос, без которого либо не принимают в больницу, либо не выписывают. Были случаи врачебных ошибок, некачественной медицинской помощи, отказ оказания надлежащей медицинской помощи пожилым людям. Часто нарушается право на информацию, т.е. когда человек не может получит свой медицинский документ. И эта ситуация в последнее время ухудшается. Человеку на руки могут выдавать часть медицинского документа, не обосновывая этого действия. Хотя медики должны дать обоснование, почему часть информации они не выдают пациенту. Были случаи незаконного помещения в психиатрические больницы. И наоборот, случаи отказа в помещении явно психически больного человека в учреждения такого типа. Имеет место проблема, когда люди опасные для общества не могут пройти процедуру обследования и лечение. Был случай, когда человек, который болен шизофренией, сменил пол. Хотя перед подобной операцией психиатр должен давать заключение о психическом здоровье человека. А врач дала пациенту справку, что ему необходима смена пола. Такие случаи имели место.

Владимир: Как защитить себя обычному харьковчанину, если он в медицинских учреждениях сталкивается с откровенным или неоткровенным вымогательством со стороны врачей?

 

 

Айгуль Муканова: Тут же составляется письменное заявление на имя главного врача. Если отказываются принять подобное заявление на месте, идёте на почту. Были случаи, когда отказывались принимать человека без благотворительного взноса. Человек отправлял письменное заявление, и вопрос решался. На первом этапе это проба: заплатит - не заплатит. И когда видят, что человек не намерен платить и это угрожает его здоровью, то врачи, как правило, не рискуют. Люди разные, не все могут пойти и напрямую поговорить с главным врачом. Поэтому возможен самый нейтральный вариант: описывается ситуация или проблема, человек пишет, почему он обратился с письменным заявлением. Обычно ситуация решается.

Константин: Какими законодательными документами предусматривается ответственность за врачебные ошибки?

Айгуль Муканова: Ответственность всегда есть за нанесение вреда здоровью человека врачом или кем угодно, другой вопрос, что очень сложно это доказать. Должна быть вся медицинская документация, очень часто перед тем, как вам выдать её на руки, эту документацию переписывают. Очень сложно проводить экспертизы всегда, т.к. там тоже врачи и корпоративная солидарность имеет место. Эксперты поддерживают врачей, они боятся, что завтра они могут оказаться на их месте. Есть у нас сейчас такое дело, когда пациенту удалили часть здорового желудка. Дело началось ещё в прошлом году и вот до сих пор продолжается.


Ольга: Бывают случаи, когда во время операции хирурги забывают внутри пациента инструменты. Есть ли надежда доказать врачебную ошибку в таком случае?

Айгуль Муканова: Надежда есть. Всё зависит от того, в какой момент он подключил юриста. Если человек это сделал вовремя, они успели все документы собрать, провести экспертизу, то надежда есть.

Глеб: Как вы считаете, страховая медицина может изменить общую ситуацию?

Айгуль Муканова: Я считаю, что да. Хочу сказать, что вот эта декларируемая бесплатная медицина связывает руки и самим врачам, и больным. Финансирование недостаточное. Низкая зарплата у врачей. Быть хорошим врачом с такой низкой зарплатой невозможно. Но хочу заметить, что переход на страховую медицину может повлечь за собой много проблем. Вот голландцы совсем недавно перешли на такой вид медицинского обслуживания и видят в этом массу проблем. Хотя как альтернатива, конечно, это лучший вариант. Было три законопроекта страховой медицины, и все очень слабенькие. Кто-то пытается лоббировать свои интересы. В результате получаются слабые проекты. Пока это всё на уровне предложений и сырых законопроектов.

Валентина: Многие считают, что права пациентов частных клиник более защищены. Так ли это? Посоветуйте, как при выборе частной клиники не ошибиться?

Айгуль Муканова: Хорошая клиника всегда заботится о своей репутации. Если у них возникают проблемы с пациентом, они всегда пытаются их уладить. Это репутация клиники. О ней можно узнать от других больных. Защищённость прав пациентов в таких клиниках выше, т.к. если вы неофициально заплатили врачу в государственной больнице, то вы не можете подойти к нему и сказать, что не видите результата, за который платили деньги. В частной клинике вы всегда можете это сделать. Главное требовать документ. В то время как в государственной больнице вам могут сказать, что требовать положительный результат, ничего не заплатив, вы не можете. Хотя на самом деле вы не должны платить. Зачем же тогда вводить бесплатную медицину, если можно заменить её платной.

 

 

Надежда: Скажите, пожалуйста, как поступить, если отказываются принять в поликлинике не по месту жительства?

Айгуль Муканова: Опять же пишете заявление. Когда врачи видят, что есть письменный документ, на который они обязаны ответить и который потом можно обжаловать в суде, они идут на уступки. Я хочу напомнить, что каждый человек имеет право на выбор врача и поликлиники, в которой он будет наблюдаться.

Павел: Вы говорили, что в «четвёртой неотложке» много отказов по оказанию помощи. С чем это связано?

Айгуль Муканова: Часто отказывают в помощи, если узнают, что человека избили милиционеры. Были такие случаи. Пострадавшего просто с сотрясением мозга выписывали на следующий день. И ещё много случаев, о которых мы не знаем. Нужно вводить независимую судмедэкспертизу. Наша государственная судмедэкспертиза зависит от Министерства здравоохранения Украины. Все эксперты зависимы. Есть эксперты, которые могут пытаться делать независимую экспертизу, но таких единицы. Если нужна независимая экспертиза, то можно провести её в другом городе. Можно также добиться права на повторную экспертизу, которая, как правило, проводится более тщательно.

Юрий: Вы можете привести пример врачебных ошибок, с которыми к вам приходят люди?

Айгуль Муканова: Да, вот резекция желудка, о которой я говорила выше, когда человеку удалили три четверти желудка, мотивируя это тем, что у пациентки рак. Позже выяснилось, что рак у другой пациентки, а операция была произведена ошибочно. Недавно был случай в Полтаве, когда невропатолог произвёл пациентке блокаду ледокаином, в результате которой человек потерял слух, зрение и возможность двигаться. Часто ошибаются врачи, принимая роды. В последнее время частыми стали случаи помещения в психиатрическую клинику дееспособных людей. Это связано, как правило, с наследством.

Юрий: Есть ли надежда у таких людей выиграть дело в суде?

Айгуль Муканова: Надежда есть. Тем более у нас ещё есть и Европейский суд. Сейчас подготовлено к этому суду у нас четыре дела: два дела по неоказанию медицинской помощи в следственном изоляторе, одна жалоба на незаконное признание человека недееспособным и одна жалоба о разглашении информации о ВИЧ-инфекции у пациента.

Алексей: Расскажите, как обстоят дела с оказанием медицинской помощи в закрытых учреждениях?

Айгуль Муканова: Ужасно. И становится всё хуже и хуже. Взять, например, следственный изолятор. Ведь там сидят люди, вина которых не доказана. И берут под стражу часто больных людей, которые требуют медицинской помощи. Эта помощь практически не оказывается. Были случаи, когда в следственный изолятор попадал здоровый человек, а выходил уже больным туберкулёзом. И суд первой инстанции постановил, что в организме каждого человека есть возбудители туберкулёза, просто в состоянии стресса эта палочка активизируется. Очень перспективное дело.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт