Константин Кеворкян:  В мире много негатива и ненависти, а «Харьковская Сирень» пресекает распространение культа насилия

Константин Кеворкян: "В мире много негатива и ненависти, а «Харьковская Сирень» пресекает распространение культа насилия"

Константин Кеворкян

Элен: Расскажите о вашем впечатлении от фестиваля.

- Можно сказать, что фестиваль «Харьковская сирень» стал очень важным для культурной жизни города и всей Украины.  Третий по счету кинофестиваль — это уже возраст зрелости, это уже возраст, когда простые ошибки не прощаются. В целом, проанализировав программу, можно сказать, что сделана серьезная заявка.

Кристина: Какие условия установлены для того, чтоб тот или иной фестиваль обрел статус Международного?

- Да, существуют такие нормы и правила. Есть определенная буквенная символика, с помощью этих обозначений определяют уровень, классность фестиваля. К примеру, существуют фестивали класса «А» - это фестивали признанные во всем мире, они, собственно, являются основополагающими в мировом киноискусстве —  это Канны, Венецианский фестиваль кино, Берлинскй фестиваль, Московский. Но  вы же понимаете, что пройти путь от «Сирени» харьковской до всемирной — достаточно сложная задача, это огромнейшая дистанция, и далеко не сразу этот путь можно пройти. Вряд-ли получится сделать это в ближайшие несколько лет, но верить нужно, продолжать свой путь кинофестиваль должен, потому что он нужен людям. Но так или иначе, любой рост, любое движение начинается с первого шага.

Игорь: Скажите, по каким критериям оцениваются те или иные фильму в рамках фестиваля? Что дает режиссеру победа в фестивальном показе?

- Это очень важный вопрос, потому-что любой фестиваль зависит от наполнения, так сказать, и здесь очень важен уровень этого самого наполнения. Можно сказать следующее: отбор участников производился в два этапа  -  на харьковском этапе мы работаем со всеми присланными картинами, при этом отсеиваем те, которые нам показались слабыми, которые не выходят в формат фестиваля. Напомню, что короткий метр подразумевает фильмы продолжительностью до 30 минут, но нас не щадят и бывает, что присылают фильмы и по 50 минут и по 45, наверное, надеясь на авось, но хочу сказать, что авось не будет.

Фото Роман Шупенко

Фестиваль установился уже в определенных критериях и жюри не заинтересовано в подрыве его репутации. Очень много присылают ученический работы, которые сродни этюдам. Мы работаем  на уровне Харькова, отсевая весь вот такой вот поток работ, для того, чтоб облегчить работу основного жюри. Где-то из 120 присланных работ селекционное жюри пропустило около 50 работ. Кроме тех работ, которые мы отсеиваем исключительно по технических критериям, приходится не пропускать работы, которые не совпадают  с гуманными взглядами фестиваля. В мире достаточно много негатива и ненависти, а «Харьковская Сирень» имеет цель противодействовать распространению культа насилия. Вместе с этим, молодые режиссеры считают, что отсутствие мысли, доброты и в тоже время обилие сцен насилия или откровенного людоедства — это произведет впечатление на жюри. И вы знаете, это таки производит впечатление на нас...пугающее. Мы не считаем, что такие фильмы должны быть в открытом доступе на большом экране, а «Харьковская сирень» открыта для фестивального показа.

Олег: Скажите, в числе просмотренных вами картин, удалось ли вам разглядеть какие-то тенденции в отношении современного короткометражного кино? Какие темы волную режиссеров?

- Можно говорить о нескольких тенденциях. Короткий метр — это жанр в котором представлены, в основном, молодые кинематографисты. И связана с этим определенная специфика молодежного восприятия. Объективно, состоит она в том. Что жизненного опыта не так уж и много, даже когда кажется, что его слишком много. Отсутствие жизненного или кинематографического опыта многие компенсируют, как я это называю «тарковщиной» - растянутость, ложная символичность что само по себе для жанра короткометражки противопоказано, ведь в 30 минут (а желательно и меньше) нужно уложить историю, драматургию, сценарий. А когда начинаются заунывные панорамы — понятно, что мы видим тот случай, про который можно сказать: все жанры хороши, кроме скучного. И это скучный жанр, памятуя о наших зрителях, тоже списываем. Бывает просто непрофессиональная игра актеров и непрофессионально сделанные фильмы, это встречается довольно часто.

Фото Роман Шупенко

Но слава богу нас в жюри есть харьковский кинокритик  Владимир Миславский, который может пояснить мне, когда я подумаю о том, вдруг, та или иная сцена так снята согласна задумке режиссера...Она мне говорит при этом: «Нет, это не задумка режиссера, это действительно плохо снято...». Я склонен с ним соглашаться, ибо его авторитету я верю. Мы стараемся идти, все таки, щадящим путем, стараемся не подрезать творческому человеку крылья на взлете и если что-то удается решить в пользу картины, мы ее пропускаем и предлагаем ее высшему жюри. То есть, селекторное жюри работает в плюс, за исключением каких-то очевидных, грубых неприемлемых вещей, дальше вопрос за большим жюри.

Ирина: Можете ли вы выделить фаворитов фестиваля? Много ли показано картин?

- Естественно, мы не можем озвучивать имена тех режиссеров, работы которых произвели впечатление на селекционное жюри, поскольку это будет не очень хорошо по отношению к высшему жюри фестиваля. Но я скажу, что есть две работы, в отношении которых мы единогласно сказали «Да» и считаем, что они не пройдут мимо внимания большого жюри, вот только не хотелось бы сглазить. Просматривая работы, несколько раз появлялось ощущение, что мы повизгиваем от восторга и смотрели с радостной улыбкой, было очень интересны.  Хочу сказать, что эти работы отличаются на порядок от всех работ своей новизной, внутренним обаянием и оригинальностью. К сожалению, это все. Что я могу сказать на этот счет. Мы переживаем за эти работы, но я думаю, что все без внимания большого жюри эти фильмы не останутся. Но, как говорится, ангелы слышат мысли, а демоны — слова, поэтому, продолжать говорить об этом довольно сложно.

Алексей: Скажите, в рамках фестиваля картины каких стран представлены?

- Есть работы из США, есть работы из Казахстана, из Белоруссии, Франции, очень широко представлен, как это не парадоксально, кинематограф Татарстана. Думаю, большинство об этом не знает, но это одна из богатейших республик Российской Федерации, где судя по некоторым весьма уловимым признакам, на кинематографе не экономят.

Фото Роман Шупенко

Был заключен договор между Харьковской областью и республикой Татарстан и в рамках этого договора Министерство Татарстана прислало нам работы, которые мы с интересом смотрели и многие из них пропустили, думая, что членам жюри будет интересно.

Илья: На ваш взгляд, есть ли в нашей стране кино, кто его снимает? Очевидно, что кинематограф популярен, люди интересуются этим искусством...Отчего же, На ваш взгляд, мы не видим громких картин украинских режиссеров? Как бы вы могли описать современное украинское кино?

- Вопрос, прямо скажем, глобальный. В целом можно определить общую болезнь кинематографа не только украинского. Но если мы говорим  об Украине, то режиссерское кино заменено продюсерским кино. Кино стало в первую очередь извлечением прибыли. Как известно, извлекать прибыль всегда намного проще из неких низменных и популистских ходов. Соответственно, когда продюсер, а именно он, как правило, занимается поиском денег, заинтересован в том, чтоб эти деньги, как минимум вернуть, как максимум заработать, она думает о массовой аудитории. А у массовой аудитории есть свои некие общие черты. Во всяком случае примитивизм к современной аудитории имеет самое прямое отношение. Как ответная реакция на этот общий поток рождается кино авторское, но это авторское кино, в Украине, имеет определенные особенности — на него выделяет деньги государство, и эти деньги расходятся, как всякая бюджетная сфера, то есть, они не доходят до молодых, прорывных режиссеров, которые могут сделать сенсацию. А вот видение тех, кому доходят эти деньги, уже устарело, это с одной стороны. С другой стороны, рождается что то национал-патриотическое, обернутое в форму искусства. Но так или иначе, и то и другое не пользуется популярностью у аудитории. Это кино уходит в песок.

Артем: Скажите, какие бонусы дает победителю фестиваль «Харьковская Сирень»?

- Знаете, было бы желание побеждать. Во всяком случае, когда в прошлом году на фестивале победил Руслан Никулин со своим фильмом «Человечки», я уверяю вас, мы не очень лоббировали харьковчан, этот режиссер действительно создал прекрасный, веселый и доброжелательный фильм. Его немедленно Алла Сурикова пригласила во ВГИК на свой семинар, губернатор Харькова нашел грант, чтобы оплатить его обучение и Руслан сейчас уже является, по сути дела, московским кинематографистом.

Фото Роман Шупенко

 Понимаете, если подобную такую систему выработать в Украине — это было бы просто великолепно и фестиваль заработал бы в прикладном формате. Как говорится, молодым везде у нас дорога, но пока эта дорога ведет в никуда, увы. При этом, если говорить о любительском кино в Украине, за последние годы,  возможно, благодаря Харьковской сирени», средний уровень работ существенно вырос. Они разнообразны по тематике, они сняты в разных жанрах и вот это рождает надежду, что мы сыграем роль декабристов.

Давид: Есть ли у фестиваля ежегодная тематика? Если да, то чему будет посвящен фестиваль в этом году?

- Нет, ежегодной тематики пока нет, я не думаю, что есть смысл сужать темы. На самом деле, это не профессиональный конкурс, и если мы будем проводить фестиваль только на одну заданную тему, это, наверное, будет не совсем правильно. Нам интересно говорить о широких понятиях.

Никита: Возможен ли вариант, когда автор не профессиональный режиссер, но его фильм содержит идею. Насколько соблюдены чаши весов — идейность и профессиональность исполнения?

- Мы обращаем внимание на то, что хотел донести автор, я это называю внутренне обаяние работы. Если же говорить о профессиональности работы, то скажем, в Харькове есть такой режиссер Игорь Парфенов, который не является профессиональным режиссером в строгом понимании этого слова и это, кстати, все же, чувствуется в его работах. Но ввиду того, что он в свои фильмы закладывает некие идеи, эти работы совершенно успешно представляются, в том числе и на зарубежных кинофестивалях. Когда мы пропускали одну работу из харьковской области, мы понимали, что то оборудование на котором они работают, естественно, отличается от оборудования мастерской ВГИКа, но все же мы пропустили одну работу, исходя из того,что в ней есть то самое зерно, та самая идея, которая будет интересна зрителю, а не только авторам фильма. Это такая тонкая грань, которую очень важно учитывать.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт