Александр Долгов:  У меня есть возможность разбудить звезду

Александр Долгов: "У меня есть возможность разбудить звезду " [ВИДЕО, ФОТО]

Александр Долгов

Ника: Известно, что в этом году группе "Дождь" исполнилось 25 лет. Скажите, каким вам видится весь период группы.

- В первую очередь хочу сказать, что мы не ведем такой четкий отсчет и это в первую очередь  из-за того, чтоб попросту не путаться в цифра и датах. Дата 25 лет кое о чем говорит, на мой взгляд, применительно к тому, что в 2001 году Мартин Скорсезе снял фильм к столетию блюза. Наша группа началась на балконе нашего басиста, который жил на улице Чубаря. На репетиционной базе у нас лежал лист бумаги и мы по очереди решили вписывать туда предлагаемые варианты названия коллектива. При этом хочу сказать, что мы учились (думаю, этого никогда не нужно стесняться) у группы Deep Purple — прочитали историю этой группы и, собственно, у них переняли способ придумывания названия. Знаете, бывает такое явление природы, которое называется "слепой" дождь, это когда во время дождя светит солнце, а в нашем случае вместо солнца была луна, огромная, яркая и светлая. Вот я только не могу вспомнить уже сейчас, это было осенью или весной. В общем, ночью, при полнолунии, лил шальной дождь, а на следующий день, после репетиции, тайным голосованием, каждый на своем листе бумаги написал слово "дождь". Собственно, ввиду такого совпадения и родилось название нашего коллектива.

Фото Роман Шупенко

 

Николай: Расскажите, каким был Ваш первый концерт?

- Это было на территории летнего кинотеатра, около Благовещенского собора, сейчас там автомобильная стоянка. От прежних времен, там осталась только будочка монтера, который крутил кино. В то время, это был один из первых концертов харьковского рок-клуба,  который, к слову, позиционировал себя в то время, как совершенно серьезная организация. Вот как раз на этом концерте, а это был май или июнь 1985 года, я тогда только школу закончил, участвовал Александр Чернецкий с группой "Рок-фанат", была группа "Фабрика", и "Противовес". Этот концерт запомнился тем, что все выступление проходило на нашей аппаратуре, которая, кстати, оказалось просто не по силе предоставленному нам трансформаторному щиту. Мы тогда выступали первыми и начиная со второй песни, с периодичностью, не знаю, в десять секунд, выбивало электричество. То есть, наше выступление было настолько эффектным, что публика не выдерживала происходящего. Что примечательно, мы с самого начала стремились быть похожими на серьезную группу, у которой есть свой директор, звукорежиссер. Мой тогдашний одноклассник Олег как раз работал за пультом, намотал какую-то совершенно нереальную проволоку, так называемый "жучок", хотя до сих пор не знаю, может, в этот момент пропало электричество у целого микрорайона, но он спас наше выступление, что не удивительно - в школе он лучше всех знал физику и смог совершенно профессионально применить полученные знания.

Сергей: Александр, расскажите, пожалуйста, о составе музыкантов группы "Дождь", как часто он менялся?

- Если говорить о прошлом и коснуться нашего первого концерта, о котором я рассказал только что, то могу сказать, что не этом выступлении я не пел. Но уже начиная с этого концерта, мы с ребятами стали задумываться о совершенно очевидных вещах —  откуда берутся те или иные блюзовые исполнители, откуда пошла эта музыка, как она зарождалась и так далее. Тогда ведь не было как такового блюза в общественном виде. Вы удивитесь, но тогда, в далеком 1985 году и программа была вся на русском языке, а англоязычные композиции у меня только только начинали появляться у меня в голове. Собственно, с того момента мы и начали копаться в блюзовой тематике и у нас стали появляться пластинки, записи. Потом я все эти записи по несколько тысяч раз прослушивал, никогда не старался просто "снимать" эти их, а пытался повторить. Изначально, в коллективе группы играли Дмитрий Юркевич, Юрий Данилов и Павел Мац. В группе на тот момент было три свободных вокалиста, все трое пробовали петь, весь материал был наш, но что то не складывалось, хотя, могу сказать, что ребята пели хорошо. В какой-то момент я попробовал петь сам и вот так все и пошло. Состав группы, конечно же, сменился, вслед за первым составом в группе играли Михаил Мишин — барабаны, Юрий Витовский — бас-гитара, Андрей Гаско — гитара, Сергей Жан Куликов и я — это как раз тот состав, который избороздил европейский страны, этим составом мы записали альбом "Blues News" на студии Стаса Намина в Москве. По настроению, я могу сказать, было два любимых состава — это самый первый и тот состав музыкантов, который сейчас. Сегодня в группе "Дождь" играет Анатолий Макатук — барабаны, Дмитрий Егоренко, который играет на аккордеоне так, как на аккордеоне не играют вообще, Алик Шеев — бас-гитара и собственно, я.

Фото Роман Шупенко

 

Владислава: Расскажите, как создавались альбомы "Blues News" и "Мелопатия"?

- Начнем, тогда с альбома "Blues News". Особый вклад в создание альбома сделал Николай Арутюнов, с которым мы крепко сдружились после фестиваля "Блюз в России". К слову, как-то мы пришлись ко двору московской блюзовой тусовке, при том, что на то время, на просторах Украины блюзовая музыка была представлена весьма небогато - было всего то три коллектива - "Второе дыхание" в Киеве, "Дикий Мёд" в Донецке  и "Дождь" в Харькове, мы даже толком не знали друг о друге, но играли каждый свою музыку в одной стране. В Москве блюзовых коллективов было, естественно, немножко больше, наверное, раза в три. А на фестивале "Блюз В России" съехались группы отовсюду, откуда только можно, собственно, там мы все активно и знакомились, общались, жили, одним словом. Как я сказал, на этом фестивале мы познакомились с Колей Арутюновым, который нас и познакомил с   замечательным звукорежиссером Женей Трушиным, который работал на студии Стаса Намина. Собственно, там мы и записывали альбом "Blues News". Пришли в студию и обалдели — у нас есть всего лишь 10 дней для записи. Приходилось работать посменно, сегодня уже так не работают, все стараются ужимать время для экономии. Наша смена начиналась в 11.00, заканчивалась в 23.00 с перерывом на обед, разумеется. На тот момент это была одна из лучших студий современного советского пространства, ну вот мы там и записались. Рядом с нами репетировала группа "Моральный кодекс", на студии постоянно находились Гарик Сукачев и Сергей Галанин, они тоже приходили на репетиционную базу, периодически к нам заглядывал Стас Намин, одним словом на студии царила  атмосфера. Самое, пожалуй, яркое впечатление от работы над этим альбомом — это звукорежиссер Евгений Трушин, он непревзойденный мастер звука. Ну и конечно-же, сама студия оставила самые теплые и приятные впечатления, там буквально все заряжено непередаваемой энергетикой творчества. Что касается альбома "Мелопатия" - история вышла довольно необычная. Однажды я пришел в гости к харьковской группе "Ку-Ку", в которой играли мои друзья Анатолий и Алик. Я пришел к ним с предложением записать совместно пластинку. Вот так вот мы спонтанно собрались, отрепетировали и потихоньку записались.

Фото Роман Шупенко

 

Игорь: Александр, скажите, что такое блюз для вас и почему вы его играете?

- Я сам себе не могу ответить на этот вопрос. А что для меня блюз — мне бы не хотелось придумывать ничего нового. Кто-то когда-то распространил такую идею, кажется, эта мысль звучала в фильме "Перекресток": блюз — это когда хорошему человеку плохо. Но почему же, ну посмотрите на меня, разве мне плохо, я вас умоляю (смеется). Это очень ироничная музыка, попробуйте почитать песни, тексты блюзовые, это же просто сплошное умиление, это смех сквозь слезы. Есть одно высказывание, которое я очень люблю и хочу привести его здесь: "Не стоит учится играть блюз, если ты его чувствуешь".

Наталия: Скажите, есть ли у вас любимые исполнители, что вы слушаете для себя, для души?

- Очень много, мне проще было бы сказать, что я не слушаю. Единственное, я не смотрю телевизор и не слушаю радио, только случайно могу попасть на какие-то волны в машине. Музыку слушаю разную, могу слушать цыганскую музыку, могу слушать пластинки своей бабушки у которой в Америке был ресторан и которая очень любила музыку, она записывала собственные пластинки, много пластинок. Она пела русские романсы.

Оксана: Александр, кто ваша муза?

- Жизнь, как она есть, она вдохновляет.  Бывают дни, когда ты просто не поймешь, почему тебе грустно, вот вроде все классно, но что то в то же время и не так. Но это не та грусть, когда тебе ничего не хочется, нет, это то состояние, когда тебя тянет на улицу и хочется просто побыть одному. Вот в такие моменты, сам того не ожидая, рождаются какие-то композиции, а бывает и напротив, песни рождаются в момент душевного подъема — это никогда невозможно прогнозировать, ровно как и невозможно просто вот так вот сесть и написать песню. А насчет музы — не знаю, думаю мне еще предстоит с ней познакомиться.

Фото Роман Шупенко

 

Павел: Как вы относитесь ко всевозможным талант-шоу, которыми пестрит сегодняшнее медиа-пространство? На ваш взгляд, эти талант-шоу действительно являются путем к успеху?

- Я талант-шоу не смотрю и в них не участвую. Вообще, говоря о блюзе, музыке и искусстве в целом, есть совершенно простая формула — чем оно настоящей, тем лучше. А блюз — это вообще, та музыка, играя которую просто невозможно обманывать. Ты можешь быть только настоящим, не более. Невозможно создать блюзовый эпатаж — напялить на себя шляпу и кричать во все стороны о том, что ты блюзмен — это не поможет. Если нет в тебе этого, оно просто так не появится

загрузка...
загрузка...

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

водитель-курьер в киевеметеоновостиShawn Wayans