Без гроша в кармане через всю Шотландию

Без гроша в кармане через всю Шотландию

Макс Бурцев

Ирина: Макс, что Вас сподвигло к  путешествию, да еще и в такой нестандартной форме? Хотя, насколько я знаю, путешествия автостопом достаточно распространенная вещь на сегодняшний день.

-  Это три вещи: во-первых, большой моральный и физический перегруз на работе, во-вторых – желание расширять свою зону комфорта, в третьих – моя любовь к этой стране, в которой я до этого никогда не был, но много читал о ней, много смотрел, много видел… "Отважное сердце", опять-таки… Вот такой был образ и я очень хотел в эту страну попасть. Такие ответственные причины.

Ольга: Скажите, что для Вас значит определение "расширить зону комфорта"?

- Лично для меня это постановка себя в те ситуации, в которых я никогда не был, испытание того, чего никогда не испытывал, попытка попробовать то, что меня всегда пугало, напрягало, заставляло испытывать дискомфорт. И каждый раз, когда я совершаю такое действие, чувствую, что внутренне обогащаюсь – эмоционально, физически, психологически, каждый раз по-разному, узнаю этот мир с других сторон.

 

Елена: Макс, скажите, как Вы не сломались во время путешествия, ведь наверняка были моменты, когда хотелось остановиться?

- Да, но я поставил себе такое условие, что должен был пробыть там до первого октября. То есть, я взял  билет только на первое октября без возможности отмены и без возможности изменения даты. И денег абсолютно не было, поэтому,  хочешь-не хочешь, а надо себя мобилизировать и дальше продолжать движение. Но, на самом деле, таких моментов было очень мало, всё происходящее вокруг доставляло такой кайф, который перекрывал все сложности, с которыми я сталкивался.

Юрий: Макс, а как изменилось и изменилось ли вообще Ваше мировоззрение? Возможно,  прозвучит довольно громко, но по себе знаю: когда выходишь за рамки, многое может обрести смысл в ином свете. Что для Вас изменилось?

- Самое главное, что во мне глобально изменилось – у меня появилась вера в человечество. В то, что на Земле есть достаточно большое количество хороших, добрых, отзывчивых, вежливых людей. Просто каждому из них нужна ситуация, чтобы это показать. Просто я попадал в те ситуации, когда окружающие показывали своё внутреннее хорошее "я" и с тех пор я начал верить в людей.

Светлана: Вы прежде когда-то бывали за границей?

- Конечно. Я объездил много стран и много городов, регионов.

Надежда: И везде путешествовали в подобном качестве?

- Нет, это был мой первый раз. Я не знаю, будет ли еще. В принципе, то, что я хотел, я получил. До этого мы приезжали куда-то, брали машину напрокат и мотались по стране.

Виктор: Как бы Вы могли охарактеризовать тех людей, которые Вам встречались на пути? С помощью каких вещей или качеств Вы составили себе такое убеждение, что "я стал верить в людей"?

- В основном, это отзывчивость на проблемы, на мои какие-то просьбы. И даже когда таких просьб не было, люди всё равно помогали. Я настолько не привык к этому  в Украине, потому что здесь и ситуаций таких не было, возможно, если бы я прокатился с таким туром по Украине, мне помогли бы намного больше, чем в Шотландии. Меня всегда поражала, иногда даже до слёз доводила отзывчивость людей, при условии, что европейцы очень закрытые люди.

 

Вика: А как удавалось находить с ними контакт, при условии, что европейцы очень закрытые люди?

- Возможно, мне везло на людей, возможно, это эффект туриста. Знаете, когда ты приезжаешь в другую страну, все видят, что ты турист  и стремятся оказать больше знаков внимания, чем обычно оказывают своим соотечественникам.

Алексей: Наверняка Вы прекрасно владеете английским языком. Всегда ли были ситуации, когда на Вас обращали внимание, как на туриста, а не как на  жителя Шотландии?

- Точно не Шотландии. Меня дважды почему-то путали с американцем (хотя у меня не то, чтобы прекрасный язык, я просто изъясняюсь на английском), немцем, французом, поляком. То есть принимали за всех, кроме русского и украинца. Многие мне не верили, говорили: "Тебе придется сильно постараться, чтобы доказать, что ты из России". Для них нет особой разницы между Россией и Украиной. Считают, что Украина  - регион России.

Игорь: Макс, планируете ли Вы подобные походы в будущем и насколько такие поездки опасно для неподготовленного туриста?

- У меня есть мысль прокатиться точно так же по Монголии и на Алтай. Заехать автостопом на Алтай тоже без копейки денег, посмотреть на наших людей в такой же ситуации. И в Монголию., просто потому, что слышал много всего хорошего. А насчет неподготовленных туристов: я и был неподготовленным турист. Всё, что было со мной из "туристического" снаряжения – это рюкзак, палатка, фонарик, каремат, вот и всё. Автостопом я никогда в жизни не занимался, никаких книг я читал, просто поехал наобум.

Нико: Интересен Ваш опыт в этом отношении, поскольку Вы говорите, что сами были неподготовленным к этому. С какими сложностями Вам приходилось сталкиваться? Понятно, что промок под дождем, и голоден, и устал… но были ли моменты, когда Вам грозила откровенная опасность?

- Были моменты, когда мне казалось, что мне грозила откровенная опасность. Это два случая. Первый – когда я попал под прошедший ураган Катрин, а второй – когда мне попался бешеный водитель, который представился, как киллер, который мочит "тварей", по его словам. В итоге оказалось, что он убивает мелких животных на фабриках виски. Но учитывая его акцент из Данди, я улавливал процентов тридцать. Вот тогда я действительно перенапрягся и начал придумывать различные комбинации: как буду выпрыгивать на ходу из машины, как нужно его ударить, чтобы он отключился… Вот, пожалуй, и все моменты, которые как-то были связаны с опасностью.

Светлана: Макс, расскажите о самом-самом ярком впечатлении, полученном вами во время поездки.

- Я уже давал три интервью после своего приезда из Шотландии, и каждый раз выхожу с мыслью: "А что же было самым ярким?" Всё, что происходило, для меня было новым, абсолютно. Начиная пейзажами, людьми, заканчивая направлением движения машин. Куда бы я ни пошел и что бы я ни сделал – для меня всё было ярко. Но конкретно для души – это, конечно, остров Скай. Когда я туда попал, то все семь дней ходил как в прострации. Но это исключительно душевная штука.

Юлия: Перед поездкой Вы ставили в известность своих родных и близких, родителей, друзей о том, куда Вы направляетесь, в каком формате будет происходить поездка и как Вы справлялись с той неспокойностью, которая наверняка исходила от ваших близких?

 

- С ней справлялся не я, с ней приходилось справляться самим близким. Если бы у меня был телефон, я мог бы сказать: "Мам, я уезжаю там… в Чехию, звони, если что". А так как у меня не было связи совсем, мне пришлось сообщить, что я уезжаю на месяц в Шотландию, сказал, в каком качестве, было сложно. Но мама уже не первый раз к моему идиотизму привыкает, так что пережила.

Татьяна: Удивительно, что во время путешествия, несмотря на все события, которые там происходили, Вам удавалось выкроить время для чтения.

- А что удивительного? Ничего удивительного. У меня был очень непривычный для меня режим. Если здесь я ложусь в три, а встаю в десять-одиннадцать, то там, учитывая, что я 50% времени жил в палатке, моё время заканчивалось в семь часов, и я просто не знал, чем себя занять. В семь темнеет и я валялся в палатке и читал книгу, потому что заняться мне больше нечем. Наслаждаться видом я не могу, потому что темно, общаться с людьми я не могу, потому что их нет, и ничего не оставалось кроме как лежать и читать книги. Кстати,  так вошел во вкус, ничего…

Юрий: В своём блоге Вы довольно активно описываете все события, которые с Вами происходят. И довольно большое место уделено заработку денег, которым Вы там занимались, как-то – сбор улиток, покраска полов. Действительно ли можно с помощью таких нехитрых дел заработать себе на пропитание и достаточно комфортно себя чувствовать?

- Я нашел только два способа, как можно в Шотландии заработать живые деньги, то есть купюры, за которые можно что-то купить. Это сбор улиток – никому не советую, адская работа просто, и продажа журналов "Биг ишью", которые были сделаны специально для бездомных,  чтобы они могли покупать её за фунт, продавать за два. И все люди вокруг об этом знают. Получается, что человек, который покупает это издание, не просто даёт милостыню, он поощряет работу бездомного. Это единственные два способа заработать живые деньги, которые я нашел. Все остальные – это работа за еду и проживание, но я попал в очень неудачную пору, когда туристический сезон уже прошел и во всех гостиницах, хостелах начинается поголовное сокращение штатов. А тут я со своим: "возьмите меня, пожалуйста, я хорошо убираю, полы крашу хорошо, вот, даже рекомендательное письмо есть". Мне фактически везло, что я находил где-то работу. Летом – без проблем, мне все говорили, что тогда достаточно большое количество туристов.

Геннадий: Вы могли жить только на природе или могли установить палатку где-нибудь в запретной зоне?

- Там нет запретной зоны, я мог установить палатку где угодно. Конечно, в городах, когда я общался с полицейскими и говорил: "Ребят, у вас есть отличный парк в центре, очень ухоженный. Можно я там поставлю палатку?"  Мне отвечали: "Вы можете, но мы не рекомендуем, потому что ночью могут быть грабители, воры и т.д."

Татьяна: Бомжи, кстати, не пытались к Вам прибиться? На "огонек"?

- Нет, за своего они меня точно не принимали, потому что я был цивилизовано одет, выглядел более-менее цивилизовано.

Ира: У Вас всегда была крыша над головой?

- В основном да, мне удавалось находить работу.

Елена: Что Вы могли себе позволить из еды?

- Когда работал в хостелах, я получал завтрак. Обычный завтрак, который получают туристы, которые оплачивают своё проживание. Хостел – это как гостиница, только для туристов, более похожа на общежитие. В одном номере могут жить по 10 человек. Такое туристическое общежитие. Там я получал завтраки и обеды. Когда я жил между городами, это были либо социальные фонды, которые помогают всем, не зависимо от того, почему ты к ним обратился. Это обычный паёк, там 3-4 банки консерв (консервированный горошек, бобы) и какой-нибудь суп. Но это было издевательство, потому что приготовить я его не мог. И наколлекционировал себе такой пакет супов, которые приготовил уже почти перед отъездом.

 

Петровна: скажите, а такое путешествие, как средство похудения, годится или не очень?

- Не очень. Это была одна из моих целей. Я, уезжая, говорил всем, что сброшу кучу килограмм. Конечно, похудел, но, в основном, от ходьбы. Когда едешь без денег, то, в основном, питаешься, чем попало. В основном это хлеб и консервы. А на них не сильно похудеешь.

Алла: Скажите, чем отличаются украинцы? Может быть, наивнее, может быть, доверчивее?

- Мне не доводилось испытывать украинцев в таких условиях, просить помощи.

Ирма: А какие моменты Вас до слёз довели?

- Это были моменты, когда люди понимали, что я нахожусь в сложной ситуации и  помогали. Например, когда я уезжал из хостела по истечении пяти дней, проведенных под ураганом, один мужичёк, ливерпулец, подошел ко мне и говорит: "Слушай, а тебе ведь еще две недели точно так же путешествовать, жить в лесах. Я служил в армии, у меня есть армейский набор". И он мне подарил тарелку, пакеты с кофе, супы, пюре, очиститель воды, чтобы можно было даже из лужи набрать воду, насыпать очиститель воды и пить дистиллят, кремень и т.д. Зачем он это сделал – непонятно, я ему никто,  не просил его ни о чем. Я просто жил в этом хостеле, мыл посуду. И вот он сам подошел ко мне и сказал: "Я такой же турист, я точно так же когда-то ездил по миру. Держи".

Галина: Говорят о сердобольности славянских женщин. В Шотландии женщины проявляли к Вам какую-то живость?

-  Нет, больше мужиков. Может быть потому, что почти все люди, которых я встречал, были заядлыми путешественниками. Или те, которые тоже когда-то брали рюкзак и уезжали в другую страну. То есть, они были со мной на одной волне. А женщины… Автостопом меня, естественно, никто не брал из женщин. Может потому, что я выглядел как попало.

Константин: К Монголии Вы подготовились уже?

- Ну, они там изыском не блещут, поэтому там я буду с ними на одной волне.

Виктория: Вы сказали, что поехали расширить "зону комфорта". Что можете сказать: обычному гражданину комфортно ли? Или это постоянные стрессовые ситуации?

- Расширение "зоны комфорта" в том и заключается, что тебе постоянно некомфортно, и чем больше дискомфорта, тем она шире. Для меня было много внутренних сложностей. Мне часто себя приходилось ломать. Наверное, кому-то будет легче.

Эра: Вы закалились по-человечески, для себя? К чему теперь Вы готовы?

- Да ко всему. Я и раньше знал, что я в любой ситуации не умру, не пропаду, что бы со мной не произошло, я как-то выкарабкаюсь. А теперь я в это верю.

Наташа: А почему сбор улиток - адская работа?

- Я тоже так думал: ведро улиток – 20 фунтов, сейчас как насобираю на 80 фунтов… Это вообще Северное море, в котором в промежуток с 12 до 5 идет отлив. И у людей, которые этим занимаются, есть ровно 5 часов, чтобы собрать тех улиток, которые остались на камнях. Казалось бы, ходи, собирай. А они же в водорослях прячутся. И получается, что нужно проводить 5 часов в неудобной позе, таская за собой 20-киллограмовое ведро с уже собранными улитками. У меня было ведро, приблизительно, в 18 кг и я получал 20-23 фунта.

Наташа: На что хватало этих денег? Сами есть их не пробовали?

- Если бы я знал всё с самого начала, мне бы хватило 40 фунтов, чтобы жить, припеваючи, все 30 дней. Но, слава Богу, я об этом не знал. Фактически, этих денег мне  хватало на 4 ночи в хостеле или на 8 завтраков или на 10 банок инеса. Я их терпеть теперь не могу, нет, хватит с меня улиток.

 

Павел: Какой главный совет Вы могли бы дать начинающим путешественникам?

- С улыбкой. Проверено много раз – если ты улыбаешься, тебе помогают значительно охотнее. Потому что никому не хочется помогать человеку с мрачной рожей. Неважно: устал, голоден, ногу натер, спина болит,  главное – улыбайся.

Женя: Максим, расскажите, как Вы туда попали? Вы анонсировали, что поехали без гроша в кармане, но ведь нужно иметь определенную сумму денег, чтобы оказаться в такой стране.

- Да, это очень забавный момент. Я читал комментарии к своему интервью, которое дал перед отъездом. Началось обсуждение: "Да что он рассказывает? Надо иметь кучу денег, чтобы вообще туда уехать, никакой он ни бездомный, ни нищий. Но я нигде и не говорил, что я нищий. У меня достаточно денег, у меня есть работа, есть моё агентство, которое приносит достаточно много денег, и, конечно, я подтверждал свою финансовую состоятельность справкой из банка, из налоговой. Я бы визу никогда не получил. А сам путь совершал уже без наличных. У меня получилось. Хотя многие пугали, что на границе придется предъявить доказательство своей финансовой состоятельности, но я как-то прошел. Но я тогда еще нормально выглядел, был свеженький, бодренький. Поэтому подозрения не вызвал.

Иван: Судя по вашему настроению, после Монголии  не исключено еще что-то. Может Аляска?

- Не то, что не исключена, она в моём списке. Там будет совсем другой формат.

Иван: Какие еще места запланированы для посещения?

- Ближайшее – Алтай, Монголия, Исландия, Норвегия. И Новая Зеландия, но это совсем потом.

Оля: Вы женаты?

- Слава Богу нет. Был бы женат, не позволил бы себе такие поездки.

Читатель: Вы не чувствуете, что страсть к бродяжничеству наростает? Возвращаться не хотелось?

- Нет. Это полезная штука – делать себе такую перезагрузку раз в год- два года, по необходимости. Хорошая перезагрузка, потому что ты себя ставишь в совершенно другие условия. Месяц я не думал ни о работе, ни о заказчиках, ни о проектах. Я думал о двух вещах: "Боже, как здесь круто!" и "Черт возьми, где мне поесть?"  Месяц – это тот отличный период, когда всего достаточно, но еще не до тошноты. Две недели обычно не хватает, не хочется уезжать. Месяц – самое оно.

Читатель: А остались бы там, если бы была возможность?

- Нет. После путешествия по многим странам, я понял, что останусь в Украине. Я предпочитаю здесь зарабатывать деньги, а там их тратить.

Инга: Почему именно Шотландия, почему выбор пал на эту страну?

- Потому что "Отважное сердце", мало людей (4 миллиона), а я очень люблю места, где мало людей, потому что много знакомых туда ездило и показывало ну слишком красивые места, словно кадры из фильма. А, оказалось, так оно и есть.

Евгения: В чем разница между нами и шотландцами? Вы привезли килт?

- Самое главное, что меня в них потрясло – они очень гордятся тем, что они шотландцы и всячески это показывают. Начиная с килтов, которые они надевают и это настолько мужественно смотрится! Я был уверен, что я не смогу улыбаться мужчине в килте, но это настолько классно смотрится, особенно, когда понимаешь, зачем они это делают, ведь это их символ принадлежности к Шотландии, гордость за свою страну – это очень круто. И как они говорят о своей стране, как они её любят, хотят жить только здесь. Я же был без денег. Нет, я вернусь туда, уже с деньгами, посмотрю на другую Шотландию. Я хочу посетить музей Уильяма Уоллоса, я хочу попасть на Британию…много чего хочу. И всё это возможно только за деньги. Я видел бесплатную часть, а теперь я хочу посмотреть на ту, которая платная. И привезти себе хотя бы килт.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии аудитора в Харькове