Аня Герасимова: Люди с заниженной самооценкой ничего сочинить не могут

Аня Герасимова:"Люди с заниженной самооценкой ничего сочинить не могут"

Комментарии: 3
Лидер группы "Умка и Броневик" Аня Герасимова

- Какую программу Вы привезли в Харьков в этом году?

- Во-первых,  мы в Харькове уже и не помню который раз, программа у нас, с одной
стороны, всегда одинаковая, с другой стороны, всегда разная: что-то добавляется,
что-то убирается. Поскольку песен очень много, мы добавляем то, что в голову взбредет вданный конкретный момент. Бывает, мне придет что-то в голову, а гитарист говорит: "Стоп, стоп, это мы сегодня играть не будем", или наоборот, он что-то начинает
с ходу...

- Новые песни будут какие-нибудь?

- Да, мы сочинили новую песню, буквально несколько дней назад, называется "Прием-отбой", или "Подъем-отбой", я еще окончательно не поняла.

- В прошлом году Вы привозили в Харьков помимо душевного концерта еще и книгу, а какие еще сюрпризы готовите в этом году?

- Ребятки, нет, никаких сюрпризов, кроме новой песни, которая тоже не сюрприз, я уже в интернете кричала о ней, она уже даже выложена. А что еще я могу? фокус показать какой-то, достать из рукава живого кролика? Всегда все врут, что у них сюрприз, а приходишь - там все то же самое. В цирке я не выступаю, дрессированных медведей не вывожу на сцену, играю себе и играю.

- Опишите Ваш обычный день, самый обычный?

- Обычных дней у меня мало. Обычный день, смотря где... если дома, то встаю утром, делаю зарядку, завариваю зеленый чай в это время, принимаю холодный душ и иду гулять, потом иду куда-то по делам. Вот и все, весь остальной день проходит в какой-то беготне. Потом я возвращаюсь, чего-нибудь ем, делаю зарядку и ложусь спать,  а, в интернете еще сижу. А если я просыпаюсь в поезде, то, соответственно, тоже делаю зарядку и, поскольку гулять некуда, гуляю по вагону туда-сюда, а когда приезжаем, пою концерт и ложусь спать. А поскольку в вагоне интернета нет, то вместо этого в тетрадочку записываю все, что со мной происходило в течение предыдущей недели.

 

- В одном из интервью в прошлом году Вы на вопрос "Сколько времени вы можете
провести на одном месте?" ответили, что максимум две недели, изменилось с того времени что-нибудь?

- Нет, ничего не изменилось.

- Образ жизни получается такой активный...

- Дело в том, что какой бы жизнью ни жил человек, эта жизнь его всегда напрягает.
Спросите у любого, кто живет на одном и том же месте каждый день, он опускает
ноги каждый день в одни и те же тапочки, которые стоят у него на тех же местах - напрягает ли его это? Он ответит: "Да, напрягает, я хочу уехать". Мы недавно были в Америке, и там в Нью-Йорке в Бруклине видели такое место: старая стоматологическая клиника перестраивается и обнесена черным забором, а одна художница с корейской какой-то фамилией превратила эту стенку в арт-объект. Стена расчерчена на линеечки, и там написано: "Перед тем как я умру, я хотел бы…", ну то есть "в своей жизни я хотел бы успеть… то-то и то-то", и каждый, кто проходит, может взять мел и написать, чего он хочет. И оказалось, самое распространенное – это желание путешествовать. А так вообще народ не любит фантазировать, и шутить народ тоже не любит, пишут в основном: хочу, мол, помириться с подругой, или выйти замуж, или найти хорошую работу. А мы, такие уже запутешествовавшиеся донельзя, могли бы написать: хотим попытаться прожить на одном местебольше двух недель.

- Знаю, что Вы увлекались и вдохновлялись западной музыкой, а есть ли среди музыкантов на пост-советском пространстве дружественные Вам или те, которые играют достойную и не уступающую западным коллективам музыку?

- Я и сейчас увлекаюсь, мы все на пост-советском пространстве слушаем в основном запад, причем каждый по мере головы своей слушает тот или иной запад. И это совершенно правильно, потому что рок-музыка направление западное, образовалась там, и мы все учились на западных образцах. Естественно, есть дружественные музыканты, например, Чернецкий или Силя, или Черный Лукич, я всегда называю одних и тех же, еще могу назвать три, от силы пять людей или групп, с которыми приятно встречаться, мы иногда даже попадаем друг к другу на концерты, вместе выступаем... Это из живых, а из мертвых, конечно, самый главный тут человек был Егор Летов, "Гражданская оборона".

- Вы сегодня рассказывали, что  разных городах люди приносят кипы конвертов, дисков с музыкой.

- Не то что приносят, они подходят и смотрят честными большими глазами человеческими: "Я тут накропал, послушай"... Сейчас уже меньше конвертов, к счастью, сейчас мне уже по интернету присылают, я могу послушать и написать: да, ништяк, или наоборот, не ништяк. А когда приходят с пластинкой, ну то есть с диском, это сначала ищи, где его послушать, потом боязно поставить, особенно когда пришел в гости, а там ее начнут стебать, а вдруг это хороший человек. Потом это все куда-то теряется. Поэтому я обращаюсь ко всем: Ребята, если вы хотите мне что-то прислать, присылайте в контакте, я вам все отвечу. Но дело в том, что я ведь никакой пользы вам принести не могу, и я поражаюсь, что вам просто нужно, чтобы я сказала: да, классно, или: нет, не классно.

- А почему бы нет, это же является определенным ориентиром?

- Ориентир да, но что я могу для них сделать? У меня нет радио, или друзей на радио, или какой бы то ни было  возможности кого-то издать или как-то помочь. Бывает, конечно, исключения. Например, Саша Репьев, московский автор, очень хорошие песни пишет. Мы его познакомили с Яном Сурвилло, который нас уже много лет записывает на своей маленькой студии, записались, потом другой наш товарищ, который нас издает, Алес ("Выргород"), этот альбом издал. Вот это хорошая история была, положительный пример. Атак обычно найдешь кого-то классного, начинаешь его за собой возить, выпускать на разогреве, народу рассказывать, начинают они записываться, а потом раз - взяли и забухали, или не забухали, а так просто разлетелись, и диск валяется никому не нужный, не срослось. Очень советская история, сейчас ведь ничего не заработаешь с этого.

 

- Как Вы относитесь к талант-шоу, которые очень популярны и в России?

- Никак, я не знаю ни одного, это что-то попсовое, нет? Да… ну, как я могу относиться к явлениям поп-культуры – никак, это все равно, что спросить меня, как я отношусь, ну например, к тому, что вышла новая линия духов. Ну, вышла, что мне с этого?

- Юрий Шевчук, борится с попсой, полагая, что попса способствует нравственному падению и интеллектуальной деградации. Поддерживаете ли Вы такую позицию, готовы ли Вы бороться с попсой?

- Нет, я бороться вообще ни с чем не готова, даже с властью, я считаю, что борьба –это глупо, просто делай то, что тебе нравится, и не обращай внимания на всю фигню, происходящую вокруг. Ну, Шевчук, у него такой темперамент социальный... кроме того, я не считаю, что попса способствует нравственной деградации. Если человек сам склонен к нравственной деградации, то никакое высокое искусство его не спасет от полного тупизма.

- Возникает ли у Вас желание бросить музыку и сидеть в саду выращивать цветочки, читать газетки?

- Выращивать цветочки я люблю, но в Крыму особо не повыращиваешь, жарко. Затодеревья растут, вишни, груши, да, я приезжаю, собираю груши... Возникает желание, конечно, но совершенно ясно, что на одном месте я долго не просижу. Во-первых, скучно, во-вторых, вот этот прострел, это пространство, которое возникает между мной и зрителем, - это самое важное в моей жизни. Эта прямая линия между тобой и теми людьми, которые тебя слушают, и по ней бегут огни в обе стороны – это чудная вещь, самое высокое ощущение в жизни. И кроме того, банально, просто мне станет не на что жить. А газетки читать вообще ни к чему.

- Аня, у тебя вышел недавно очень классный альбом "Веселая Жизнь", но
инструментально он  уступает предыдущим альбомам, не хочешь ли ты, чтобы следующий был с губной гармошкой и мощной гитарой и т.д.?

- Я хочу, чтобы следующий альбом был с бандой, потому что "Веселая Жизнь" - она по техническим причинам записана с механическим барабанщиком. Это, правда, очень хорошая программа, и гитарист со звукорежиссером сами забивали туда эти барабаны (так получилось, что наш барабанщик болел во время записи). Я вообще думала, что этот альбом я буду играть одна в акустике, но потом решили сделать в квазиэлектричестве. Следующий, надеюсь, будет нормальный альбом. Басист наш, который весной порвал сухожилие, уже поправляется, и в ближайшее время опять начнем играть электричество, и закончится, я думаю, нормальным альбомом с мощными гитарами, с барабанами.

- Группа "Броневик" - живая музыка, люди, это не коммерческий проект, как Вам удается выживать?

- Я не знаю, как делают коммерческую музыку, я бы и не хотела, правда. Да и если финансово –  гораздо дешевле сделать альбом некоммерческий, чем коммерческий. У нас на запись такого альбома уходит долларов 500 в общей сложности, и это много даже. Тираж тысяча экземпляров. Мои друзья, которые это все делают, большую часть тиража отдают мне, а меньшую продают сами, это все по дружбе делается. Печать сейчас - тоже копейки, тут больших проблем нет. Проблема другая: как за год написать двенадцать хороших песен? Одно время было довольно легко жить, было много старого материала - или не записанного, или записанного не вполне достойным образом, и на альбом мы записывали новые песни, и такие вот, которые стояли в очереди и ждали. Сейчас таких вещей практически нет.

 

Есть еще, может, песен 20-30, которы я записала бы одна без музыкантов, но это такие второразрядные вещи, которые в качестве раритета было бы интересно издать небольшим тиражом для любителей. Но это потом, а тут появились новые песни, и мы записали альбом "Веселая Жизнь". Думаю, сейчас будет тоже самое, опять будут новые песни. А перед этим я три года сидела на бобах, ничего не записывала, не сочиняла. Пришлось сделать "След от самолета" (предыдущий диск) - я там вообще одна с гитарой. Две песни новые, а остальное - хорошо забытое старое.

- Не побоюсь Вас назвать единственным в мире представителем духа хиппи, тяжело ли носить такое звание?

- Тяжело носить такой ярлык… Читатель Андрей, это не так на самом деле, это красивая сказка, удачно повешенный ярлык. В моем поколении хипповали все. Кто не ходил строем, те хипповали. И сейчас все, кто играет на сцене, они все одной или двумя ногами в этом стояли, просто мне в свое время удалось сочинить несколько песен, которые пели многие на кухне, под деревом или у костра, или где-то в канаве. "Автостопный блюз", "Стеклянная рыбка", "Дети цветов" и все такое прочее, и это стало, как пишут в Интернете, "частью фольклора советских хиппи", то есть мне удалось выразить кусок головы этого поколения, ну и прекрасно. Я буквально недавно случайно по какой-то ссылочке прошла, там перечислялись какие-то "главные хиппи", и среди западных там Джим Моррисон (тоже мне хиппи), Дженис Джоплин, Джимми Хендрикс и все вот это вот, а среди наших там были первыми Коля Васин, это в Питере такой товарищ, который музей "Битлз" организовал, потом уже я, потом следующая Оля Арефьева (тоже хиппи просто дальше некуда), художник Сольми, ну, это ладно, он действительно хотел быть выразителем чаяний... а последним шел какой-то неизвестный тип, не знаю, он видимо сам себя туда вставил, редактируя Википедию. Думаю, ну и прекрасно... я с годами к этому начала относиться достаточно юмористически, а первое время лезла на стенку. А потом подумала - могло быть и хуже, тут по крайней мере хотя бы хиппи...

- Самооценка, внутренние критерии и критерии зрительские, что первое? Они
взаимосвязаны? И что больше помогает жить?

-
Они взаимосвязаны тем крепче, чем больше я выступаю на сцене. У меня все время есть обратная связь - и на концертах, и в контакте, и в ЖЖ. Часто, сама того не желая, я выстраиваю линию поведения и на концертах и в жизни таким образом, чтобы не обмануть ожидания тех людей, которых я уважаю, скажем так. С заниженной самооценкой ничего сочинить невозможно. Чтобы не забить свои творческие устремления, нужно себя очень сильно любить и ценить, иногда вопреки окружающему мнению, в связи с этим очень полезно играть на концертах и видеть, как они улыбаются, потом подходят и начинают руки жать, и говорить, что ты для них что-то очень важное, это очень приятно.

 
 

- Меняется ли самооценка от производительности, от количества новых песен в пропорции?

- То есть чем больше пишешь песен, тем меньше возможностей оценить себя адекватно? Это такая ловушка для людей, которые написали много всего и часто выходят на сцену. Для такого человека очень важно сохранить трезвость внутренней самооценки, потому что иначе возникает иллюзия, будто что ни сделаешь, все ништяк, палец покажи - и все классно, главное показать правильный палец... Но у меня есть совесть, как я уже много раз говорила и публично и нет, эту совесть зовут Боря Канунников (мой гитарист и муж). Стоит мне сочинить что-то не настолько хорошее, что бы понравилось ему, он мне честно очень говорит: "Анечка, ты сочинила что-то не то. Не надо считать, что вот ты сделала, и это уже сразу хорошо, сначала доведи до ума, котом показывай". И это правильно. Если бы я доверяла только своей собственной совести, этого явно было бы мало. И я думала бы, ух ты, какая я, опять что-то сочинила, опять написала.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа менеджером телекоммуникационных проектоввечеромCristine Rose